Таня после путешествия. Первое приключение.

Вернувшись из путешествия, я уже не была жалким испуганным ребенком, а довольно уверенной в себе дамой.
После путешествия, я выкинула свои брюки. Теперь я собиралась ходить исключительно в платьях и юбках. Я знала, чего хочу и как насладиться жизнью. Могла, правда не всегда, в зависимость от мощности проходящего циклона над городом вызвать дождь и грозу.
Одно мероприятие я ждала с особенным волнением. Приближался последний звонок у школьников. То чего я задумала сделать с погодой к этой дате, мне одной было не под силу. Требовалась помощь ЕГО, моего виртуального мужа.
К последнему звонку, как принято, приготовила коричневое платье и белый фартучек. Два белых бантика, гольфы и черные туфельки.
Линейка была назначена днем на центральной площади. Город не большой, и все выпускники свободно поместятся на ней. Настало 25 мая.
Настало утро. Я оделась, прихорошилась и вышла на улицу. На улице была чудная погода, светило солнышко.
В школе все было торжественно. Но ровно за десять минут до окончания последнего урока, родник который бил у нас на окраине города и в свое время натворил чудес, резко увеличился в размерах. С каждой минутой он увеличивал мощность выброса воды. Потом вместо воды стали вытекать потоки грязи. Он поднимался и поднимался, заливая улицы города грязью. Ее количество становилось угрожающе. Потоки грязи, смешанные с нашей ископаемой глиной, текли по улицам, покрывая асфальт коричневой жижей. Так продолжалось недолго. Полчаса хватило, чтобы завалить пол города. В некоторых местах асфальт начал вспучиваться и растворяться. Первым делом асфальт исчез на главной площади.
Потом все стихло. Ручей вернулся в свою обычную фазу. Но половина города было завалено грязью. Все бросились к окну.
— Опять родник бушует – сказала наша классная руководительница — наверно линейку отменять. Она еще помнила тот случай, когда все просто так ходили мокрые и купались в лужах.
Но как я и предполагала, линейку никто не собирался отменять.
Народ шел по улице, совершенно не обращая на грязь. Некоторые дети уже сидели в ней, все чумазые и довольные.
Первым делом, когда я выскочила на улицу, то зачерпнула ногой грязную жижу. Я почувствовала, как жижа растекается по всей стопе. Она была теплая и приятная. Как раз такая, как и планировалось. Вряд ли кто в промозглую погоду и в холодной жиже захотел поваляться.
Появилось желание тут же плюхнуться в нее. Она так манила своей нежностью, но мне еще рано было расслабляться, нужно было сделать дело.
Правда пока я дошла до школьного двора мои гольфы превратились в коричневые. Ну и ладно. Самое главное фартучек оставался белым.
Перед школой уже празднично одетые школьники младших классов играли в свои обычные игры и радовались возможностью покидаться друг в друга грязью.
Одна девочка с огромными бантиками в косичках и гипюровом фартуке набирала полные ладони грязи и подкидывала вверх. На других сверху летели грязные комки.
На белые бантики, на фартучки. Некоторые уже дети уже были все в коричневых пятнах. Они смеялись, рассматривая, чумазые лица друг друга.
В другом месте девочки прыгали через резинку. При каждом прыжке, грязь разлеталась в разные стороны. Вдруг одна задела резинку, оступилась и плюхнулась на попу в грязь. Но она не спешила подниматься.
— Вставай! – закричали остальные – Ты чего сидишь?
— Девчонки, а знаете как интересно и необычно. И очень даже приятно. Попробуйте.
Она дернула одну из них за рукав, та от неожиданности подскользнулась и плюхнулась почти на живот. Сначала она что-то хотела возмущенно прокричать, но потом сменила тон. Она лежала на животе и махала руками в разные стороны, имитируя плавание.
— А правда, такая теплая, даже вылезать не хочется – подтвердила вторая.
Девки, вы что с ума по сходили? – закричала, появившаяся на крыльце учительница.
Правда она сама была не чище. Светлая юбки и блузка была обляпана с разных сторон.
— Маря Ивановна! — закричала одна и учениц – Идите сюда. Посмотрите как кайфово!
Она уже перевернулась на спину и опустила затылок головы в жижу.
— Но это не значит надо вывалиться с ног до головы.
— А я так пойду домой – продолжала девочка.
Наш человек, отметила я про себя. Я была довольна своей работой.
— Танька! Танька! — меня заметили мои одноклассницы, которые тоже вырядились в белые фартучки ради последнего звонка.
— Смотри сколько грязи! Так и хочется нырнуть в нее.
«Поплавать и понырять вы еще очень даже успеете» — ухмылялась я про себя, представляя себе картинку линейки.
— Ну вот, теперь в грязи бултыхаться будем – вывел меня и радостного оцепенения голос нашей классной.
В городе была уже небольшая паника, но это уже была не моя забота. Заряженные флюиды, маленькие песчинки, находящиеся в составе грязи, должны были сделать свое дело. Я думала, что скоро все успокоиться и все будут заниматься дольше своими обычными делами. А завтра будет завтра.
Нас посадили в автобус, и мы поехали на линейку. Правда, кое-кто уже успел вымазаться. Но это были отдельные личности, общая масса выглядела еще нарядными, белыми и пушистыми.
Центральная площадь, как я и ожидала, была завалена небольшим слоем грязи. Но самое интересное, что под этим слоем, не было асфальта. Его просто поломало и смыло подземными водами. Но об этом знала только я.
Все выпускники выстроились в линейку. Мы стояли по щиколодке в грязи. Народ, как и раньше не придавал этому значению.
С трибуны прозвучали торжественные речи. Нас стали по одному вызывать, для выдачи подарков. Первая пошла Мила. Она смело двинулась вперед, но с каждым шагом начала все глубже вязнуть в грязи. Грязь уже поглотила белые гольфы, вот уже кромка платья измазалась. Но на ее счастье, этим все и закончилось.
Другая девочка почти без проблем добралась до трибуны. Следующая дошла только до середины, а грязь достигала ей почти до ляшек. Скоро она брела почти по пояс, разгребая впереди себя грязь руками. Она так забрызгалась, что на школьной форме почти не осталось чистых мест.
Следующие выходящие очень осторожно старались ступать. Они не знали, что их ждет впереди, а оставшиеся понимали, что им предстоит сделать то же самое, но никто из них не знал, в каком виде они будут стоять у трибуны. Для зрителей это тоже превратилось в интересное зрелище.
Я не собиралась идти к трибуне. Награждались только отличники, а я до известных событий не отличалась ни в учебе, ни в поведении.
Марина всегда была модницей и очень щепетливо относилась к своему внешнему виду. Но еще она была противной девчонкой, всегда задирала нос, и была жуткой эгоисткой. Ей тоже предстояла идти. Когда объявили ее фамилию, она замахала головой и отказалась идти. Наверно уже поняла, что ей предстоит. Природа не терпит плохих людей. Вот ее то, я и хотела искупать по максимуму.
— Орехова! Ну что же ты?
— Не хочу! Не хочу! — заорала она.
И тут же почва сама стала уходить из под ее ног. Она стояла на месте и буквально грязь засасывала ее. Она стояла на месте пораженная, оторопевшая. Стояла и смотрела, как ее белые гольфы исчезают в темной пучине. Лишь когда ноги провалились по колено, она попробовала выдернуть одну ногу. Но ее очень хорошо уже засосало, поэтому попытка была тщетной. Девочка испугалась не на шутку. Она старалась по очереди вытащить то одну ногу, то другую. Но она все уходила и уходила вниз. Вот уже и край платья коснулся жижи.
— Ну что же вы стоите? Помогите кто-нибудь! — девочка просто отчаянно кричала.
Никто, похоже, не рвался ее спасать.
Вдруг она потеряла равновесие и шлепнулась. Она пыталась инстинктивно упереться руками, но руки сами уходили в грязную жижу. Тогда она попыталась ползти. Это ей, в какой-то мере, удалось. Она, упираясь локтями, проползла некоторое расстояние. Это ей хватило, чтобы вытащить ноги. Она в изнеможении перевернулась на спину и распласталась на поверхности, запрокинув голову. От ее щегольского вида, не осталось и следа.
«Кричала, что у нее самый красивый фартучек. Ну и где он этот фартук. А так, самый обычный, как у всех. А сейчас вообще невозможно догадаться, в чем она была одета. Прическа, бантики. Она так хвалилась прической, а сейчас лежит в грязи и совсем о ней не думает. Волосы слиплись от грязи. …»
Но девочке, похоже, было все равно.
— Орехова! Снова раздалось с трибуны, ты подойдешь, наконец, за подарком или нет.
Она, молча встала, и побрела за подарком.
Какой это был возбуждающий вид. Небольшие комочки грязи скатывались по волосам, платью и шлепались обратно на землю. Фартучек прилип к платью. Когда то он был белым. Теперь его можно было принять за оборки коричне-черного платья.
« Почему ей не понравилось купаться. Все это делают с большим удовольствием».
— Это я у нее отнял на время фактор счастья – промелькнуло у меня в голове. Это был ОН. – Пусть подумает о своем поведении. Скоро все образумиться.
Вот и все, линейку объявили закрытой. И вот некоторые девочки, которые стояли у трибуны, вдруг разбежались, плюхнулись на живот и поскользили по грязи. Другие стали черпать горстями грязную жижу и поливать себя, не забывая при этом расстегивать пуговички у себя на платьях.
«Да прям как пенная дискотека, только вместо пены грязь» подумала я.
— А ты что сегодня такая задумчивая – вывел меня из мыслей голос Марты Эрастовны.
— Когда был потом, ты очень бойко купалась во всех водоемах, это я заметила. И твое изменившееся отношение к учебе, да и вообще к жизни я связываю с тем днем. Все же правду говорят, что он необычный. Может и сейчас кто-нибудь поумнеет. Правда, как то не вовремя. Учеба закончилась.
— Наоборот! – удивилась я – нам еще экзамены сдавать.
Потом до меня дошли слова Марты Эрастовны
— А что вы еще по поводу меня заметили? — прошептала я.
— Да странно все это. Твоя амнезия, когда мы тебя пару раз находили около леса. Скажи честно, ты к ручью ходишь, купаешься в нем.
— А вот вы о чем.
Чтобы отвести подозрения, мне пришлось соврать, что я купаюсь.
— Возьми меня с собой – неожиданно для меня прозвучали ее слова.
— Вы и так умная! Ну да ладно посмотрим.
— Ну, вот и прекрасно! А сейчас будем набираться ума по-другому.
Она зачерпнула горсть грязи и провела рукой по моему плечу.
От неожиданности я обалдела.
-Смотри, ты же самая чистая оказываешься у нас. Девочки! Девочки! Бегите сюда! Смотрите, какая наша Танюша чистая! — закричала наша училка.
— Ну, вы тоже пока не познали прелесть грязи. – С этими словами я резко дернула ее за руку и она, потеряв равновесие, упала лицом вниз. Пока она протирала глаза, подбежавшие девчата повалили меня на землю, и стали забрасывать грязью. Месили ее на моем платье.
Когда на твоем теле ощущаешь несколько рук, которые прикасаются к тебе, ласкают тебя, сами того не замечая теребят груди, живот. Ты начинаешь волей-неволей возбуждаться. Что и произошло со мной.
Я закрыла глаза. Постаралась максимально расслабиться. Ногами подгребла в район писи побольше грязи, что бы можно было ее ощущать еще острее сжала ноги.
Скоро судороги оргазма сковали мое тело.
И только голос Марты Эрастовны прозвенел как гром среди ясного неба
— Девочки! Девочки! Смотрите, да она же кончает.
— Ну зачем же так орать! Уже кончила. Девочки спасибо большое за удовольствие – сказала я, вставая, как немного отдохнула от оргазма.
— Тошева! Ну, ты даешь! – обалдело смотрели на меня мои подруги, вместе с нашей училкой.
Только она нашла что сказать:
— Вот! Девочки, учитесь! Вот так становятся отличницами.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Поздняя встреча

Наступает ночь. Некоторые люди уже видят сны, другие только только пришли домой, ужинают и отдыхают. А я еду в метро. Пришлось остаться допоздна, чтобы не выходить в выходной день на работу. Наверно уже последний поезд. В вагоне совсем одинешенек. Да и дома не густо.
После рабочей недели накопилась усталость. Глаза слипались, и я тихо дремал. Остановка, за остановкой. Предстояло ехать через весь город.
И тут вошла дама и села напротив меня.
— Что ей места мало! – подумал я в дремоте.
Надо сказать, она была довольно сексуальна. Светло бежевый костюм, белая блузка, верхние пуговички были расстегнуты так, что виден был бантик лифчика в том месте, где сходятся два чудных шарика, называемый бюстом. Волосы были туго затянуты в пучок.
— Наверно тоже на работе задержалась – мелькнуло у меня в голове.
Но сон улетучился как-то само собой.
Она смотрела на меня в упор, так что у меня пробежала дрожь по телу.
Потом она наклонилась к своей сумочке, которая стояла у нее между ног. Теперь я увидел немного больше.
— Девочка явно сексуально озабоченная. – решил я.
Из сумочки она достала вишенку. Держа за ножку, облизала ее, положила на язык и раскусила. Сок брызнул во все стороны. На костюме появилось несколько пятен. Остатки вишни исчезли у нее во рту. За ней последовала вторая, третья. Красная струйка потекла по подбородку. Когда она достала края, и сок стал капать на воротник костюма, я весь похолодел. Хотя пот градом катился по моей спине. Сердце забилось с такой силой, что готово было выпрыгнуть наружу.
— Чего она добивается? Хочет испортить блузку, она ее уже испортила. Насколько я знаю вишневый сок очень трудно отстирать.
На костюме становилось все больше красных пятен.
Я смотрел и слышал как после каждой раскусанной вишенки, она издавала еле слышный стон, и пока, струйка не стечет вниз, глаза ее были закрыты.
— Не хотите ли вы вишенки – вдруг спросила она меня.
— Нет! Нет! – опасливо ответил я запинаясь, явно не ожидая вопроса.
— Я просто видела, как вы смотрите на меня, и решила угостить вас.
— Вы очень эротично едите — сказал я.
— Я все делаю эротично и чувствительно – промурлыкала она – Я люблю есть и смаковать.
— Но вы испачкали себе одежду – наконец решился я ей об этом сказать.
— А почему одежда должна быть препятствием к моему наслаждению.
— У вас такой вид, что запросто можно спутать с вампиром. Можно подумать, что вы только что напились чей-то кровью.
Она посмотрела на свою блузку.
— А это! – она сделала равнодушную мину. Это всегда можно исправить.
В руке у нее появился флакон со сбитыми сливками. Не успел я опомниться, как она выдавила сливки на себя. Я остолбенел.
— Смотри, вот уже и ничего не видно – улыбнулась она.
Ситуация для меня была просто нереальная. Передо мной стояла женщина все в сливках. Причем полностью одетая.
Я начинаю осознавать, что сквозь штаны что-то стало прибиваться.
— О! У тебя там растет сладкая морковка – сказала она, все же заметив изменения между ног.
— У меня там сейчас тоже будет сладко – продолжила дама.
Она задрала юбку и выдавила себе между ног сливок. Потом одернула юбку, сжала ноги и стала тереть их друг об дружку.
— Неземное наслаждение – простонала она, добавив туда еще порцию.
— А тебе не жалко одежду – спросил я, видя, как крем сползает по ее плечам.
— Одежда для того и создана, чтобы ее пачкать- ответила она.
— Раз у тебя взошла сладкая морковка, то ты должен отправиться сегодня со мной на ужин. Я делаю тебе предложение.
Я был совсем растерян и проворчал, что мне пора выходить, уже моя остановка, дома будут волноваться. Хотя точно знал, что свою остановку я проехал давным — давно.
— Ну, какой ты противный – она сжала губы и бросила в меня вишней.
На пиджаке тут же появилось красное пятно.
— Что вы себе позволяете! – вскочил я в гневе вы мне вещь испортили.
Она выставила вперед баллончик и нажала. Это подействовало на меня отрезвляюще. Лицо залепило сливками.
— Не испортила, а испачкала за то, что вы мне соврали. Нет у вас жены, и дома некто не ждет. Или я разучилась разбираться в мужиках. А если я окажусь не права, можете делать со мной, все что вам заблагорассудится.
— Честно говоря вы правы – начал оправдываться я под ее напором.
Она встала со своего места и подошла ко мне.
— Бедненький! Как испачкался!
Я достал платок, чтобы вытереться, но она впилась мне в губы и прижалась ко мне.
-Все кранты пиджаку – мелькнуло в голове.
Ее язычок, побывав у меня во рту, и познакомившись с моим, стал снимать с моего лица сливки, а по простому, она принялась облизывать мое лицо.
— Ну как мое предложение пока еще в силе. – шепнула она.
Делать мне было нечего. Остановку я свою проехал, костюм испортил, и я кивнул головой.
— Ну вот и хорошо. Мы можем сегодня сделать десерт по нашему вкусу – захихикала она.
— Но как же мы в таком виде выйдем на люди – поинтересовался я.
— Очень просто! – она вытащила из сумки небольшой плащ – это для меня, а ты сними пиджак. Все остальное –то чистое.
Когда мы поднимались на эскалаторе, она прижалась ко мне всем телом.
— Ну расслабся. Можешь меня потискать. Под плащом столько крема. Размажь его по моему телу, впитай сливки в одежду и тело.
Она опять прислонилась ко мне. Перебирая ногами, там же тоже был крем, она поцеловала меня в губы. Под плащом было видно, что белая блузка становиться прозрачной.
Быстро поймав машину, мы в скором времени были у нее дома. Она оказывается жила совсем недалеко от станции, на которой мы вышли.
Ее квартира была совсем небольшая. Хотя три комнаты и ванна. Правда ванна была внушительных размеров. А вот комнатки таким размером похвастаться не могут.
Я удивился, заметив на полу несколько закрытых крышками ведерок наполненных …
Не успел я заметить, чем они были наполнены.
На кухне на плите стояла целая кастрюля со спагетти, обильно сдобренных томатной пастой. На столе в спальне стоял большой поднос с разными фруктами и овощами.
— Сейчас мы с тобой основательно подкрепимся – пригласила она меня за стол, снимая с себя только плащ.
— Но там еды на пятерых ,не много будет нам ? – спросил я ее. – Да и не хочешь ли ты сменить одежду.
— А зачем. Мне в ней нравиться. Очень даже приятные ощущения. А что касается макарон, то нам еще мало будет. И потом, зачем все это обязательно есть.
От такого ответа я пришел в некоторое замешательство.
— Надень к ужину пожалуйста пиджак- попросила она меня.
Если женщина просит, ну что-ж, нужно уважить ее.
Еда в кастрюле была уже теплая, и нам осталось разложить это по тарелкам.
Она взяла вилку, погрузила ее в макароны, медленно, смотря мне в глаза, накрутила их на столовый прибор, и отправила их в рот.
Вторая порция тоже оказалась у нее во рту. Я сидел и смотрел на нее.
— Ты что не ешь, тебе это не нравиться, или ты не голоден – она стала расспрашивать меня.
— Я просто смотрю, как ты эротично поглощаешь макароны. – ответил я.
Следующую порцию макарон она не наматывала на вилку, а так отнесла себе в рот. При этом половина макарон упали ей на одежду, остальные повисли на подбородке, окрасив его в красный цвет. Она наклонила голову, и они провалились ей под блузку.
Следующую вилку, она просто сбросила себе за блузку на грудь.
Я сидел и молча смотрел на это представление.
— Хочешь попробовать, как теплая, липкая масса, проникает под одежду. Ну, если ты еще не созрел, то помоги пожалуйста мне.
Мне, честно говоря, было интересно, чем все это кончиться.
Я встал рядом с ней, она вытянула руки вверх, и мне пришлось ей в рукава бросить несколько вилок макарон. Я обнял ее и честно по моему телу пробежали мурашки от необычного ощущения. Сквозь материю пиджака я реально ощущал эти макароны. Эту массу, которая по рукам стекала вниз. Она стонала от удовольствия.
— Ну а дальше что? Размаж эту массу по всей руке.
Я представил, во что сейчас превращается ее некогда белая блузка.
— Еще не время снимать пиджак – отстранила она меня. – Ты в меня всего ничего макарон напихал.
Теперь я уже не стеснялся. Несколько вилок на перед, насколько вилок за спину. Я отметил, что большинство еды скапливалось у нее на поясе, там была застежка юбки.
Спагетти быстро заканчивались. Скоро почти целая кастрюля была у нее под блузкой. Когда в кастрюле осталось совсем немного макарон, она просто вывалила их себе на голову, и начала втирать себе в волосы. Вся голова у нее стала ярко красного цвета. Я опустил свои руки в ее волосы. Масса была теплой, липкой. И что самое главное, она не доставляла мне неприятных ощущений.
Макароны стекали по ее лицу и падали на пиджак, который лишь в некоторых местах только только пропитался красной пастой. Я стоял сзади и по грудям, запихнув руки под пиджачок, растирал эту массу.
Из под стола она выудила ведерко, такое же, какие я видел в ванной.
— Смотри что у меня есть! Целое ведро томата!
Она открыла крышку, и вывалила часть содержимого на мою голову. Я остолбенел. Так и стоял, пока она размазывала это по моей голове. Я почувствовал, как липкая масса потекла мне за шиворот.
— Когда это делается с чувством, не спеша, это гораздо возбуждающе.
Она сняла свой пиджак. К моему удивлению, на блузке оставалось много белых пятен. А этот колорит, действительно красиво смотрелся на ее теле.
— А теперь меня! Покрой меня всю кетчупом – томно сказала она – пока я доберусь до твоей морковки.
Я стал растирать кетчуп по блузки девушки. Хотя мое сознание было там в низу.
Она, прежде чем расстегнуть ширинку, оттянула край брюк и вывалила туда изрядную порцию кетчупа. Что-то теплое потекло по ногам. Я почувствовал ее томные губки, которыми она так изящно раскусывала вишенки моей плотью. Теперь уже застонал я.
Кончил я довольно быстро, так как интимное общение с женщиной было довольно давно.
Моя подруга была с ног до головы красная. От белизны блузки не осталось и следа.
Она стала надевать на себя пиджачок.
— Зачем ты это делаешь – удивился я
-Я хочу принять ванну – просто ответила она – пойдем со мной.
Она не раздеваясь легла на дно.
— Видишь, там сбоку стоят ведерки. Открывай крышки и вываливай их содержимое ко мне в ванну.
— Что! Все!?
— Ну конечно!
В ванне стояло пять ведерок.
Интересно было наблюдать, как она медленно погружалась вся в эту массу.
Скоро на ней не было ни одного видного места. В ванне трудно было различить, что это был человек. Она медленно извивалась, как змея.
Я встал на колени и протянул к ней руки. Конечно, я привык ласкать полностью раздетую женщину. А тут несколько слоев одежды, толстый слой кетчупа. Попробуй, доберись. Но происходящее с каждой минутой мне начинало нравиться. Необычность действия снова стало меня заводить. Я попытался пробраться ей под юбку. Но доступ был закрыт трусиками и колготками.
— Залезай ко мне – прошептала она – можешь попрактиковаться в разрывании материи.
Делать нечего. Я перемахнул бортик ванны и оказался в этой тянучей, липкой, теплой массе. Было очень скользко. Ванна было больших размеров.
Дама, кстати которую я даже не знаю, как зовут, набросилась на меня. От неожиданности я упал на спину и проехался по дну. Она оказалась у меня на животе. Руками со дна загребла кетчуп и залепила мне лицо. Я пытался вырваться из ее объятий, но тщетно. Кое-как протер глаза. Теперь мы вдвоем были покрыты пастой и сидели в разных концах ванны. Надо сказать, эта возня мне даже понравилась. Я смотрел на свою одежду, на ее одежду и думал, что каких-то полтора часа назад, там в метро мы выглядели совсем по другому.
Это завело меня еще больше. Я ухватил ее за ногу и притянул к себе. Она явно не ожидала мой маневр. Так что я оказался теперь хозяином положения. Доступ к заветной дырочки был открыт. Я рванул материю, но не колготок, а юбки. Она разорвалась почти пополам, мешал только пояс юбки, который был заметно прочнее. Потом делом техники было стащить с нее колготки и трусики. Далее были отлетающие пуговицы пиджачка и треск материи блузки. Наконец я вошел в нее. Что это был за секс.
Мы побывали в разных частях ванны. Испробовали кучу поз. Она стащила через голову мой пиджак, а рубашке досталась участь блузки.
Обессиленные мы лежали на дне ванны и наслаждались, как по нашим телам стекает на дно кетчуп. В пылу страсти мы не чувствовали , что кетчуп уже стал довольно прохладным. Чтобы не замерзнуть нам пришлось включить воду. Еще некоторое время мы просто лежали, обнявшись, в наших разорванных одеждах.
Ко мне стали возвращаться трезвые мысли. А они были печальные. Мне не в чем было завтра выходить на улицу.
Но моя соблазнительница предусмотрела все.
— Об одежде не волнуйся. В шкафу висит новая шелковая пижама. Завтра утром у тебя будет новый костюм. А сейчас мыться и спать.
— А кто же это все уберет, то, что мы с тобой натворили. Об этом не беспокойся. Мы с тобой пойдем спать в дальнюю комнату. А здесь к утру все будет чисто.
В дальней комнате я еще не был. Там оказалась шикарная кровать. Если бы я знал что это за кровать! Светло коричневое шелковое постельное белье переливалось блеском и смотрелось потрясающе. Моя пижама была в тон постели. Коричневого цвета, отделана светлыми оторочками. На ней была тоже такая же пижама, только наоборот светлая с коричневой отделкой.
Сил уже не было не на что. Поэтому мы легли и провалились в сон.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

После представления

Наша карета влетела на территорию замка.
Впереди, среди зелени был виден фасад с мраморными колоннами, которые поддерживали балкон замка. По обеим сторонам его возвышались башни, покрытые роскошными вьющимися растениями.
Между высокими белыми мраморными колоннами виднелся свод величественного портала замка, стены и арки которого были отделаны прекрасной работой. Окна, как среднего флигеля, так и обеих башен украшены красивыми арками. А плоская крыша всего замка была покрыта бойницами, в промежутках которых возвышались маленькие башни. Карета подкатила к входу.
Две большие мраморные лестницы, покрытые толстыми коврами, вели наверх. Этот главный портал, образующий свод ротонды, магически освещался множеством ламп, бледный свет которых падал на большую мраморную статую, изображающую беспорочную Юнону, и производил чарующее впечатление. По обеим сторонам лестницы, между которыми стояла эта статуя, лежали два мраморных льва, из пасти которых били вверх фонтаны, разбрасывая вокруг мириады брызг. Подняться по этой лестнице не попав под брызги, было практически невозможно.
Брендон первый, еще на ходу выскочил из кареты. На входе нас встречали Водтон и Берни.
— Мы уже стали волноваться, что вас так долго не было. Берни переживает, что Тэн сегодняшних приключений хватило, и она решила отказаться от приема – сказал Водтон.
Лакеи подали мне руку и я выпрыгнула из кареты.
— Дамы должны сходить по ступням, а не прыгать как ребенок – поучала меня Берни. – Я так и думала, что ты выберешь золотисто желтое шелковое платье из кремовых кружев и шлейфом, расшитых поблескивающими гранатами.
Сама она тоже сменила свой наряд. Теперь на ней было синее бархатное платье отделанное оборками. Манжеты были из атласа. Грудь переливалась блестящим узором. Тонкая серебристая нить была вплетена в бархан. В волосах были вплетены голубые цветы.
Пока мы поднимались по лестнице, нас со всех сторон окружали миллионы маленьких капелек. Они искрились на свету. Как хотелось остановиться и постоять в этой чудесной красоте.
— Поднимайтесь быстрее. Народ уже весь собрался. А ты можешь прийти сюда потом – поняла мое замешательство Берни.
Народу в замке было уже довольно много. Везде шуршали атласные, шелковые, бархатные платья, шитые золотом и серебром, горели бриллианты и драгоценные камни на костюмах, специально для этого вечера выписанных из Парижа.
Общее количество приглашенных, было сильно меньше, чем в театре. Здесь были истинные сливки общества и большие любители купаний.
Мы вошли в зал под аплодисменты. Присутствующие здесь конечно знали, кто я такая.
— Лорд! Ваше высочество! Мы приветствуем вас на нашем балу и благодарим за честь, которую вы нам оказали! – произнес импозантный распорядитель этого бала, одетый во фрак – я полагаю, это будет вечер изысканнейших наслаждений.
Главный зал, или бальный, где давались балы, был убран с восточным великолепием. Посреди зала, которая могла вместить более четырехсот человек, был устроен высоко бьющий фонтан, распространяющий аромат и прохладу. Пунцовые с золотом обои покрывали стены, в которых сделаны были ниши, закрывавшиеся при желании портьерами. В нишах били маленькие фонтанчики. Львиные головы выбрасывали воду из пастей. С прекрасно расписанного потолка спускалось множество люстр, зеркала в глубине зала увеличивали его до бесконечности.
Внутренность каждой ниши была отделана пунцовым бархатом, там стояло несколько кресел. С потолка спускалась круглая лампа, а в стене был сделан звонок, чтобы вызывать прислугу.
С одной стороны зала, на галерее, помещался оркестр, а высокая дверь под этой галереей вела в стеклянный, или театральный, зал.
Под эти овации, мы проследовали дальше.
Если бальный зал можно было назвать верхом великолепия, то этот был поистине волшебным.
Нигде не видно было ни одной лампы, а между тем зал был залит морем света. С трех сторон стены обвивала искусственная зелень, с четвертой находилась сцена, предназначенная для танцовщиц и певиц. Верхнюю часть зала занимали ложи, богато украшенные тропическими растениями, потолок был зеркальным. Раздвижные двери, искусно устроенные в зелени по углам залы, вели в другие комнаты меньших размеров и отдельные маленькие кабинеты, устроенные со всевозможным комфортом; всякий мог найти здесь то, чего желал и что ему нравилось.
По углам зала раскинуты великолепно убранные шелковые палатки, в которых столы сервированы шоколадом, мороженым, шампанским и конфетами.
Вот к одному из таких столиков мы и направились.
Я уже почти привыкла к своей роли, но не могла равнодушно находиться в платьях этого времени. Они меня просто возбуждали своей красотой, своей материей.
Прислуга на этом приеме была в основном мужская. Это было сделано, для того, чтобы возбужденные посетители не отвлекали служанок от их основных обязанностей.
Рядом, за соседними столиками находились уже знакомые мне люди. Было видно, что шампанское немного раскрепостило их. Руки некоторых были под платьями своих спутниц.
— Милочка – обратилась ко мне леди Винчер – Как вам нравиться у нас? Для вас наверно все происходящее в новинку, не утомились еще за целый день.
— Пока нет. Мне здесь очень интересно. Сама обстановка и напрягает и расслабляет. – ответила я.
— Она у нас молодец! – вставила Берни.
— Это она придумала живые картинки на движущихся сценах, всегда чарующих зрителей – подключилась леди Форстейт (мать Брендона) Сейчас мы это увидим.
Начинался спектакль.
Зеленый бархат дрогнул, и пополз вверх. По краям сцены включились фонтаны. Струи были направлены во внутрь, поэтому брызги не долетали до зрителей. На сцену стали выезжать живые картинки. Люди замерли в определенных позах и не двигались.
Вот кавалер просит у дамы руку и сердце. Он склонил колено и протягивает к ней руки. Кровать, в шелках на которой лежит женщина, а у изголовья сидит служанка, одетая в черное платье с белым передничком. Вот три девушки в платьях сидят за столом и пьют чай. Три пары замерли в танце.
Сначала они проезжают тоненькие фонтаны. Вода словно обрызгивает эти картинки. Потом средние, и наконец, мощные фонтаны способные обрушить на головы большие потоки воды. Платформы на которых располагались люди вращались. Так что эти живые картинки можно было рассмотреть со всех сторон, к тому же вода равномерно распределялась по всей поверхности. В конце концов, люди становились мокрыми до нитки, и рассмотреть это можно было в мельчайших подробностях. Вдруг они ожили на несколько минут. Это были маленькие пантомимы. Потом они опять замерли
Неожиданно это стало меня возбуждать. В этом процессе намокания, есть что-то такое. Мне захотелось побыть на месте одной из девушек. Конечно, сейчас это было невозможно, но я решила попробовать с этим позже.
— Эти картинки вы еще можете рассмотреть внимательней в оранжерее – сказал распорядитель.
После зазвучала музыка и на сцену выплыли десять танцовщиц балерин. Фонтаны включились вновь. Но теперь они выдавали мириады маленьких брызг. В танце их белая одежда намокала и становилась совершенно прозрачной. Народ, особенно его мужская часть взревела от восторга. После танца, мокрые танцовщицы перешли в зал и под музыку, в прозрачных костюмах и пачках стали кружиться среди зрителей, и кокетливо заигрывать с ними. Они старательно разогревали народ.
Затем появились девушки в старинных испанских костюмах. Шелковые накидки, обшитые галунами, грациозные шапочки, коротенькие до колен панталончики с бантиками и белые шелковые прозрачные чулки. Под громкую музыку они стали исполнять танец. Это был канкан. Глаза присутствующих не могли оторваться от танцовщиц, с таким умением они демонстрировали свои прелести. На середине танца вновь включились фонтаны. От их быстрых телодвижение, брызги стали попадать в зал, на зрителей, чем вызвали бурю восторга.
Вдруг в соседнем зале послышались крики.
— Что там происходит? – спросила я Берни.
-Ничего страшного! Это в фонтане стали изменяться углы наклона струй. Вот некоторых танцующих и обрызгало.
— А мы пойдем туда? – поинтересовалась я.
— Конечно! Но немного позже – ответил Водтон – сначала надо немного подкрепиться.
Нам принесли горячее.
Я все это никогда не ела. Дома максимум жарили шашлык в лесу. А тут такое разнообразие блюд. Хотелось попробовать все. Но в меня это не влезло бы.
Брендон открыл бутылки вина. Шампанское почему- то у нас на столиках не было.
— Дорогая Тэни, сегодня наше самое главное богатство это вы! За вас! – произнес тост Водтон.
— Скажи своим желаньям да! — услышала я голос леди Винчер – Что хочет человек больше всего деньги, власть, но самое потаенное желание – это свобода. Свобода от условностей, от морали, от принципов которые распространены в этом обществе. Теперь тебе ничего не мешает окунуться в мир своих фантазий.
Больше всего я хотела не Брендона, а чемпиона по плаванию Бредвейка. Он такой сильный, статный. От него так и пышет энергия жизни.
А еще я хотела к живым картинкам. Чем-то таким они меня привлекли. Но покинуть эту компанию, было верхом неуважения.
Веселье в соседнем зале было в самом разгаре.
Конечно, трахаться на полный желудок занятие довольно специфическое, но и силы тоже надо подкрепить. Неизвестно что меня ждет впереди.
— Ты хочешь нашего чемпиона – раздался в моей голове ЕГО голос – сейчас это невозможно. Он уже далеко отсюда. Я не мого завернуть карету обратно. В будущем ты его получишь, а пока довольствуйся малым. Отдыхай пока, сегодня тебя ждут новые приключения.
В зале было занято пять или шесть столиков. Людей сидящих за ними я не знала.
Ужин подходил к концу. Как только подали десерт из фруктов, то неожиданно, прямо из середины столика забил фонтан из мелких брызг. Несколько человек вздрогнуло. Я только успела охнуть. Мелкие брызги стали покрывать мое платье тонкой водяной пленочкой. Волосы соседок заблестели меленькими блестками. Это водяные капли оседали на волосах. В зале стало заметно свежее.
— Как здорово придумано! – обратилась я к Берни.
— В зале стало жарковато, вот и включили охлаждение. Думаю пора начать осмотр нашего замка.
Наша одежда была еле влажная. Тысячи капелек покрывали ее.
Мне хотелось посмотреть все. От живых картинок до фонтана при входе, забежать в оранжерею.
Конечно сопровождать меня вызвался Брендон. Но нас вдвоем не отпустила Берни. Ведь она пока отвечала за меня. Поэтому она тоже составила нам компанию с лордом Водтоном.
Узнав, что картинки можно увидеть и в оранжерее, мы и направились прямо туда.
Это была оранжерея, устроенная с необычайным искусством и своим великолепием и естественностью превосходящая самую смелую фантазию. Истинное произведение искусства, перенявшее от природы все ее красоты.
Вдоль стеклянных стен росли апельсиновые деревья и пальмы, между ними кое-где устроены были цветущие беседки среди зарослей сирени и жасмина. Местами искусственные гроты, сложенные из дикого камня, таили в себе источники кристально-чистой воды, которая в виде журчащих ручейков стекала в беломраморные бассейны. Роскошная зелень деревьев и кустарников освещалась сверху матовым светом. Аллеи были украшены статуями и фонтанами, а тропические растения и цветы довершали сходство этого зимнего сада с висячими садами в гаремах восточных владык. Между всего этого и разместились так называемые живые картинки. Люди стояли в фонтанах, только позы стали намного фривольней. Вот девушка собирается делать миньет. А вот уже половой акт. Он забросил юбку платья ей на спину, сам примостился сзади и замер.
В каждом гроте была показана какая-то миниатюра. В одном гроте фонтан бил маленькими струйками, в другом люди находились под большими потоками воды. Только приблизившись к ним ближе можно было понять, что это были живые люди.
— Как они умеют так замерать? – спросила я у Берни.
— Тренировка и еще раз тренировка. Они получают довольно приличное вознаграждение, так что это в их интересах.
— А можно их потрогать – шепнула я на ухо Бенрни.
— Для тебя все можно.
Я подошла и взяла в руки член, который находился в опушенном состоянии у того, кому якобы собирались делать миньет. При этом рукав платья пришлось намочить.
Человек дернулся лишь на мгновение и остался неподвижным. Я начала теребить член под неодобрительным взглядом Брендона. Эрекция не заставила проявиться.
— Вот так кажется лучше смотрится – сказала я.
Моя шутка очень понравилась Берни.
— А ты становишься с каждым моментом раскрепощеней. – заметила она.
— Ты знаешь, а я все уже мокренькая там, твои картинки так меня возбудили, что я готова поменяться с ними местами.
— Ну вот только моих людей портить не надо – строго ответила она.
Мы шли к одной из таких ротонд. Полукруглый свод закрывала сплошная стена воды. Чтобы попасть туда, надо было пройти сквозь нее. В первой ротонде были слышна возня людей занимающихся блудством.
— Эта уже занята, придется искать другую, свободную – сказал лорд Водтон.
Следующая была свободна.
Первым прыгнул Водтон. Потом было предложено мне. Я влетела в грот с быстротой молнии, так что и намокнуть особо не успела. Берни же входила медленно сначала протянула руки, потом медленно проходила через поток, основательно намокая в своем синем бархатном платье. Даже тогда, когда казалось, что она была уже в гроте, все равно она еще несколько секунд находилась под потоками, для того чтобы до конца намокла вся спина.
Из стены грота был источник воды. Потом вода стекала по камням в небольшой бассейн. В гроте веяло свежестью и прохладой. Сиденья располагались вокруг бассейна, за спинами как раз и текла вода. В углу стоял столик с шампанским и мороженным.
Я очень контрастировала с Берни. Мокрая и сухая.
— А вы очень эффектно смотритесь сказал лорд.
— Только я все еще сухая – парировала я.
Я нашла способ намокнуть. Я села на скамейку бассейна и прислонилась к стенке, по которой текла вода. Маленькие ручейки сначала потекли по волосам, потом по спине. Я запрокинула голову назад, давая намокнуть волосам. Ручейки потекли по лицу и дальше по шее, груди. Приятная дрожь пробежала по моему телу.
Вдруг я почувствовала чьи то губы. Это была Берни. Ее губы я уже знала. В тоже время подол платья начали задирать Брендон и лорд.
Берни обещала мне наслаждение, которого я никогда не испытывала. Никогда не испытывала такого экстаза. Мои соблазнители продолжили ласкать самые сокровенные уголочки моего тела, медленно подводя до исступления, и я стонала все громче, пока мир вокруг для меня вдруг переменился.
Я почувствовала как вместо воды на меня стала течь что то густое и теплое.
Не знаю что делать дальше , для меня это было впервые, как удар грома в летнем небе.
Поток нарастает. Это шоколад! Водопад шоколада. Сладкая масса заливает мне волосы. Стекает по плечам, спине. Я выгибаю спину. Теперь шоколад залил мое лицо. Глаза. Превращая меня в изысканное лакомство.
Платье! Мелькнула у меня в голове. Оно же испортится. Да черт с ней. Потоки массы текут по моим грудям. В подоле образовалось небольшое озеро. Оно в буквальном смысле образовалось у меня между ног. Я не хочу выпрямлять ноги. Наоборот подбираю их под себя. Стараюсь как можно больше собрать шоколада.
Облизываю губы. Набираю полный рот шоколада и выпускаю его фонтанчиком.
Темная сладость капает вниз и, слоистыми волнами, закрывает мое платье. Господи!Господи!Господи…
Я шоколадная леди. Даже платье намекало мне, какие приключения ждут здесь меня.
Что то подобное я ощущала, когда принимала крещение, но то было масло, легкое, воздушное. А это наоборот тяжелое и тянучее, оттого не менее приятное.
— Добро пожаловать в мир наслаждений, малышка — Прошептала мне на ушко Берни. Я ничего не смогла ответить, голос не желал слушаться меня, все что я могла сейчас сделать это поцеловать ее так, как этого никогда не делала. Выпятила свои губки. Но к губам приник Брендон. Берни смогла пристроиться сзади, села под фонтан, и обхватила меня руками. Она водила своими руками по моему телу, животу и грудям, растирая шоколад по телу. Томные, медлительные ласки сводили с ума. Неизвестно сколько времени прошло, умелые руки играли моим телом, словно скрипкой, задевая потайные струны, извлекая чувственную мелодию вздохов и стонов. Тело не слушалось, с радостью оплавляясь в руках искусительницы. Но сорваться в бездну мне не дозволяли, лишь чутко подводили к самому краю и тут же утаскивали назад, отдаляя от такого желанно прыжка. для меня все слилось в одно чувственное мгновение,
Ее губы ласкали мою шею, казалось что руки везде. Словно сквозь толщу шоколада услышала голос Берни:
— Тебе же нравится?
Я не могла ответить, из моей груди вырвался лишь тихий стон наслаждения. Их ласки становились все смелее и смелее. Кто то пытался поднять подол моего платья, но сделать это было довольно проблематично, из за тяжести шоколада на подоле.
Постоянное напряжение достигло своего предела и побудило к действиям. Достаточно резво выпуталась из жарких объятий и опрокинула Берни на спину, по пути перехватывая руки, и вместе с ней плюхнулась в образовашееся озеро шоколада.
Глубина была достаточна, для того, что бы мы с ней полностью ушли под липкую массу.
Шоколад сковал меня полностью. Не хватало воздуха. Но я бы оставалась в таком положении как можно больше времени. Все же я не Берни, которая может наслаждаться ныряя и задерживая дыхание на несколько минут.
Я почувствовала, как сильные руки мужчин вырвали из этого месива и подняли над землей. Только что была залита шоколадом, а теперь лечу словно в полете.
Меня положили на что-то мягкое, глаза были залеплены шоколадом, но просто протереть мне не дали. Я ощутила на своем лице их члены.
Сосать шоколадный член, надо вам сказать еще то удовольствие.
Но неожиданностью для меня стало большее количества рук меня ласкающих.
Когда я, наконец открыла глаза, то увидела, что родители Брендона тоже присоединились к нам. Их одежда еще не была измазана шоколадом.
— Какое у вас тут веселье – сказала леди Форстейт. – Мы тоже хотим присоединиться к вам. Долго вас искали по оранжерее. Как вы тут все перемазались. Я хочу быть такой же.
Я не могла видеть себя в зеркало, но других я разглядела. В общем то смотреть было не на что, два шоколадных человека, полностью покрытых шоколадом, с практически чистыми от шоколада членами. И еще один , который пытается пробраться ко мне между ног. Эта была Берни.
ОН запретил, дабы не травмировать мою еще неокрепшую киску, частыми посещениеми членами, поэтому их роль выполнял язычок Берни.
А мне было и так очень хорошо. Все сильнее спазмировались мышцы тела, все сильнее отключалось мое сознание, улетало куда-то в нескончаемую даль. В газах потемнело, потом появились бесконечные лабиринты, ходы. Пульсирующие розовые, сиреневые волны, горки, по которым я скользила вверх, вниз.
Однажды познав такое удовольствие, отказаться от него было уже не возможно.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Путешествие Тани в Англию 1-3 главы.

Первая глава.

И вот настал день, который я очень ждала, и в то же время очень боялась. Сегодня я окажусь в старой доброй Англии. Я еду в гости к одной из бывших жен Его. Меня приглашает Берни, королева водяного мира того времени. Хотя в то время, куда меня собираются забросить, она самая настоящая.
В его замке на окраине озера я была уже ни свет, ни заря. Я старалась не привлекать внимания родных и знакомых об уходе рано утром в лес.
— Как спалось – раздался его голос, еще на подходе к озеру.
— Да, какое там выспалась – ответила я – волнуюсь сильно, вот пол ночи и не спала.
— Ну не волнуйся. Конечно, это твое первое путешествие, я думаю, скоро привыкнешь.
У берега я заметила большой челн.
— Это твой если так можно сказать транспорт. Раздевайся и ложись в эту лодку. Там тебя встретит Берни. Она уже в курсе. Отдыхай, наслаждайся жизнью. Я тоже там буду, но в виртуальной реальности.
Я легла в лодку. Самая обыкновенная. Только большая, и с загнутыми концами, похожая на ладью. Даже е вериться, что она перенесет меня туда.
— Закрой глаза, и представь, что ты умеешь летать.
Как только я закрыла глаза, все завертелось в моем сознании. Реки, озера, моря. Будто я плыву по ним но с какой-то страшной скоростью. Я хотела открыть глаза, но веки словно слиплись. Потом сильно закружилась голова, и я потеряла сознание.
Очнувшись, я почувствовала, что кто то бьет меня по щекам.
— Девочка, давай просыпайся – услышала я приятный голосок — ты уже на месте. У меня в гостях. Меня зовут Берни.
Я открыла глаза. Лежала я в той самой лодке, укрытая пледом. Лодка стояла на берегу реки. Я попыталась сесть на скамейку. У меня это получилось с трудом. Сильно кружилась голова.
— Ну вот и хорошо. Я уже думала звать врача. ОН сказал мне, что ты новенькая и первый раз совершаешь полет во времени. Поэтому я за тебя сильно волновалась. Вставай, и пойдем в дом.
Я спрыгнула на лужайку из лодки, и мы отправились в дом.
Красивое строгое здание возвышалось среди пышных газонов, усыпанных дорожек песком, небольших купален под открытым небом.
Я была очарована этим идиллистическим приютом. Зеркальная гладь Темзы, зеленые насаждения, спускающиеся к реке. Плавучий домик с тентом и открытыми окнами, похожие больше на витражи, через которые были видны белые столики и стульчики.
— Навиться? – спросила Берни.
— Ну еще бы! – ответила я.
— Хотя моя вилла была построена почти сто лет назад, но внутри ты найдешь все самое современное для нашего времени. Я только сделала одну современную пристройку на заднем дворе. Там расположен большой бассейн – рассказывала она мне про свой дом, пока мы шли по мягкому травяному газону, волшебно расстеленному вокруг дома.
Домик был не большим, но очень уютным. На первом этаже располагалась гостиная и небольшой бассейн посреди комнаты. На втором этаже было несколько комнат, каждая была богато и со вкусом отделана шелком и атласом. В каждой комнате находилась уборная с туалетом и небольшой ванной комнатой, в которой был душ.
Берни проводила меня в мою спальню, отделанную голубым атласом, шелком и развешанными повсюду зеркалами.
— Проходи не стесняйся – сказала Берни, видя мое замешательство. – Будь как дома. Расслабься наконец. Будь естественнее. Ты очень красивая девушка. Сейчас ты примешь ванну, или душ, а потом тебя надо одеть по моде нашего времени.
А лучше всего, потом пойдем поплаваем.
Она позвонила в колокольчик. На пороге моей комнаты показалась служанка в черном атласном платье до пят, с белыми манжетами и круглым воротничком, белом атласном фартуке, накрахмаленном, так, что крылышки шлейки были почти жесткими. Белом капоре с черной атласной окантовкой в виде рюшек.
— Проводи гостью в ванну, и помогите ей, а потом проводите в бассейн.
— Хорошо хозяйка – прозвучало в ответ.
— Следуйте за мной – это она уже обратилась ко мне.
Ванная комната освещена лампой, горящей в сосуде из розового богемского стекла, верхнее отверстие прикрыто, дабы избегнуть смешения дневного света и искусственной подсветки, окрашивающей окружающие предметы в неестественно бледные тона, меня поразила еще больше.
Сверху из потолка полилась вода. Я протянула руку к мылу, но служанка отстранила ее. Сама взяла мочалку и стала ее намыливать, не обращая внимание, на то, что рукава платья при этом стали намокать.
В ванной появилась вторая служанка. Она выглядела, так же как и первая. В руках у нее был небольшой пузырек.
— Девушка желает вымыть голову – сказала она.
Я только кивнула. Меня еще никто никогда не мыл волосы , за исключением родителей в детстве.
Она легонько взяла меня из руку и вывела из под струй. Плесканула мне на голову пахучей жидкости и стала нежно размыливать, нежно массируя волосы. Пена капала на ее платье, а манжеты скоро стали все заляпаны пеной.
— Вы кажется испачкались в пене – выговорила я
— Ничего страшного. В пене нельзя испачкаться. Ею можно только намазаться – сказала одна из них. Не обращайте на это внимание.
С этими словами она из них стала смывать мыльную пенку, практически встав со мной под душ. Вода текла по поднятым рукавам, и стекала вниз с локтей. Пенные белые ручейки потекли по ее иссине черному платью. Накрахмаленные крылышки фартука намокли и сникли. Капор, который был на голове, намок, рюшки поникли, и через белую материю проявились волосы. Но она не обращала на это никакого внимания, будто находилась со мной раздетой. Она вела себя так же естественно, как и сухая. Но я заметила, что намокать ей нравиться и она испытывает удовольствие моя меня и стоя со мной под душем.
Когда с волосами было покончено, вторая служанка большой мочалкой стала тереть мое тело. Мочалка была нежная и обильно намылена мылом. Ее нежные движения, возбуждали меня. Я закрыла глаза и стояла, наслаждаясь моментом. Скоро присоединилась и вторая. Пены было так много, что скоро не только я, но и они были покрыты с ног до головы.
Берни появилась в ванной комнате неожиданно.
— Девочки, как идет дела – обратилась она к ним.
— Скоро закончим – ответили она почти хором – осталось ополоснуться от мыла и все.
Когда она увидела их с ног до головы мокрых и в пене, не последовало никакой реакции. Такое ощущение, что это для нее и для них было в порядке вещей.
— Ну хорошо. Давайте заканчивайте, и проводите ее в бассейн. Я буду там — сказала она, развернулась и ушла.
Девочки продолжили делать свое дело.
Смыв с меня всю пену, они сами встали под душ, окончательно промокнув до нитки.
Причем пена была только спереди. Но они предпочли подставить од воду свои головы и спины. Их мокрый вид почти свел меня с ума. Я ужасно захотела оказаться на их месте в таких длинных платьях, а особенно в капоре. Это наверно имело свой шик. Одна из служанок протянула мне шелковый халат.
Мы вышли из ванной комнаты, и пошли по коридору. Я была удивлена. Служанки шли рядом со мной, а с них вода лилась большими ручьями. Они оставляли за собой довольно большой мокрый след на полу. Выглядели они чертовски привлекательными.
Берни ждала нас в маленькой купальни с бурлящей водой.
— Залезай ко мне – пригласила она меня.
— А вы можете пока быть свободные – обратилась она уже к своим служанкам – но пока никуда не пропадайте, можете еще понадобиться.
— А то прыгнут сейчас в какую-нибудь купель и займутся любовными утехами.
— По-моему, они это только и ждут — тихо добавила я.
— Молодец девочка. Хорошо подметила – похвалила она меня.
— А в ваше время, разве такие штучки есть, удивилась я – показывая на купель.
— О! Это эксклюзив. Самое современное что есть у нас сейчас. Это лорд Чернтон постарался. Он является главой ордена купальщиков. Большой друг моего мужа.
— Как мужа! Не поняла я.
— Ну, так он сейчас мой муж. А ты пока только ЕГО гостья. ОН по понятным причинам не может жить со мной, вот я и считаюсь вдовой. Правда есть тут несколько интересных экземпляров с которыми можно потрахаться. Он же не ограничивает сексуальные контакты. Надеюсь ты уже не девочка – она пристально посмотрела на меня.
— Конечно нет! – сильно засмущалась я.
— Ну это я так спросила, на всякий случай. И на всякий случай запретила служанкам позволять себе немного большего.
— А вот это зря – неожиданно для самой себя сказала я – я там так возбудилась, особенно от их нарядов, что можно было и позволить большего.
— Вы посмотрите какая смелая. – засмеялась она. – Хорошо! У тебя еще будет время побаловаться с ними.
— А пока надо подобрать тебе подходящую кандидатуру.
— Правда я тут у вас ничего не знаю.
— Ну не переживай. Ты быстро разберешься. Тем более ты сама не заметила, как перешла на английский язык.
А вот это было для меня ударом посильнее, чем перелет сюда. Сколько я мучилась, учила, двоек получала, а тут раз и все.
— У меня есть еще несколько служанок, повар и садовник. Хочу заметить, что они все про меня знают. И их молчание хорошо оплачивается. Еще про меня знают несколько моих близких подруг, и несколько лордов из общества «Орден купальщиков».
— Ну ладно, нам пора, а то заговорились мы с тобой.
Она нажала на звонок. Около бассейна появились те же служанки в тех же мокрых платьях. В руках они держали большие полотенца и халаты.
Они двинулись нам навстречу в воду. Не разуваясь, зашли по колено в воду и стали вытирать нас. Идти было им тяжело, длинные подолы платьев тянулись за ними, но опять же они на это, внимание не обращали.
Мы поднялись ко мне в комнату и мокрые служанки удалились. Там уже находились две другие, одетые как и полагалось служанкам в этом доме. Передо мной на кровати было разложено несколько платьев. Я была в смятении.

Вторая глава.

Я никогда ничего подобного не видела. Мне хотелось померить все и во всем этом великолепии ходить. Но нужно было на день выбрать себе платье, пока одно.
Я выбрала себе платье из пестро голубой органзы, с тонкой шелковой белой подкладкой, длинными рукавами, пышной юбкой по пола, иподдерживающими эту пышность, множествами нижних юбок. По краям манжет, юбки и воротничка на шее булла пришита ярко синяя атласная ленточка.
Еще в процессе облачения, когда служанки помогали мне я начала возбуждаться, от нежных прикосновений рук служанок, от первых прикосновений материи платья. От шелеста нижних юбок. Поэтому когда процедура была окончена, межу ног у меня горел небольшой пожар.
Я сделала несколько шагов в этом платье. Юбки приятно щекотали мои ноги. Шелковые панталончики нежно ласкали кожу ягодиц. Я не могла оторваться от зеркала.
Я смотрю, тебе это понравилось – Берни вошла в мою комнату.
-Это просто восхитительно — воскликнула я.
— Пойдем погуляем, я покажу тебе сад. До обеда есть время, а потом надо будет собираться на прием. Сегодня в честь тебя лорд Водтон дает ужин.
— А откуда он знает, что я здесь! – удивилась я.
— Детка! Не забывай кто он. А «Орден Купальщиков» очень закрытое общество. Это общество любителей мокрой одежды. Не каждый лорд сознается, что он любит, например, валяться в грязи во фраке. О твоем приезде знают почти все члены клуба.
Я сама сегодня буду выступать в нашем театре.
— Так ты актриса – удивилась я.
— Не совсем. Я актриса бассейна, что-то вроде вашего синхронного плавания.
Я сделала удивленное лицо.
— Да-да я немного знаю ваше время, недавно была там на твоей инагурации.
Ты тоже скоро будешь знать несколько времен ЕГО правления.
Я стояла с открытым ртом. Мне больше нечего было сказать, кроме удивления и восхищения.
— Хочешь выступить вместе со мной. Но это не обязательно. Но потом, будь готова все равно затащат в воду или грязь.
Я замотала головой.
— В ордене народу немного. Человек 50 – 80. Он базируется в клубе «Вулкан вод». Мы туда сегодня отправимся на твой бенефис. Там ты будешь представлена людям.
— Ой мамочки, мне становиться не по себе – сказала я.
— Детка привыкай к публичности. Ты же королева, черт возьми, или нет.
— По правде сказать, я еще не совсем осознала, что это такое – честно призналась я.
— Ну вот поэтому ты у меня. Скоро сама будешь принимать девочек как ты – обняла она меня.
— А у тебя большая программа, за столь короткое время пребывания. Мы должны съездить к океану, побывать у некоторых людей.
Я шла рядом с Берни и все равно расценивала происходящее со мной как сон. Я уду по зеленому газону, шурша юбками приятно ласкающего мое тело платья, и мне рассказывают, что я должна посетить, будто я королева.
Но я же действительно королева. Надо ко всему этому привыкать – уговаривала я саму себя.
— Кстати лорд Водтон не женат, но он мой, себе можешь выбирать любого, посвященного, кто понравиться, и кто не женат. Я потом тебя некоторым представлю.
Если с тобой немного поработать ты будешь неотразима. Да не кривляйся, ты! – вдруг она резко повысила голос.
— Я не кривляюсь – ответила я испуганно – я просто наслаждаюсь платьем. Оно очень возбуждающее и очень приятное для тела.
— А это мы сейчас проверим – хохотнула она, подняла подол моего платья, и просунула руку между ног и провела по промежности.
— Какая чувствительная девушка , какая мокрая киска – сказала она поцеловала меня в губы.
Мое тело будто пробило током. Я залилась краской
— Ну ладно тебе – немного сконфуженно сказала она.
— Я просто еще ни разу не целовалась с женщиной.
Она обняла меня и занялась смехом.
— Нет, эта девочка не перестает удивлять меня. Ну тогда думаю что до обеда мы можем еще позволить себе пошалить.
Она взяла меня за руку, и потащила за дом, где был вход в новое строение, в котором, как я полагала, был бассейн.
Как только я переступила порог дома, она толкнула меня в воду. То что я испытала – это было нечто. Как будто тебя завернули в простыню и бросили в воду. Платье плотно прилипло к моему телу, юбка запуталась в ногах, корсет плотно облегал мой стан. Бассейн в этом месте был не очень глубокий, но мне все равно с трудом удалось встать на ноги. Сделать это было не просто. Ноги путались в складках юбки, но ощущения мокрой материи, это незабываемое чувство всеобхваченности вызывал трепет по всему телу.
Следом прыгнула она. Но не головой вниз, как получилось у меня, а ногами вперед.
Ее юбка моментально надулась большим пузырем. Она, наверное была более искушенная в купаниях в такой одежде, поэтому молниеносно оказалась около меня и впилась в мои губы, обхватила меня и утащила под воду. Я даже не успела набрать воздуха в легкие, поэтому долго под водой пробыть не смогла и скоро очутилась на поверхности. Она же не выныривая, пробралась под мои юбки к щелочки между ног.
Я реально почувствовала, как ее язычок пару раз лизнул мою киску. Но Берни все же не русалка, и вскоре на поверхности появилась и она.
— Однако – сказала я – вы плаваете как русалка. Как вам удается так долго находиться под водой.
— Тренировка девочка моя, тренировка. Я могу находиться под водой 3-4 минуты и под водой попробовать члены у нескольких купальщиков.
Дно бассейна имело разные глубины. Мы подплыли на мелкоту. Если лечь на дно, то над водой будет виден только лиф платья, два очаровательных бугорка, которые играют от мокрой материи в свете ламп. Я лежала и любовалась своей грудью, которую заливали волны, образованные от моих рук.
Берни спустилась от груди к бедрам и ниже, там на мгновение замерла, словно не решалась переступить невидимую черту, и забралась под мои юбки.
— Какая ты юная, недозревшая, я едва прощупываю любовный бутончик. А вот и он, упоительное творение природы – приговаривала она, словно разговаривала сама с собой.
-А твой пушок, он такой мягкий.
— Берни принялась вылизывать мою киску. Я стонала от удовольствия, хотя чувство стыда все же присутствовало. А мокрое красивое платье, в котором я была, эти ощущения прилипшей материи. Только сейчас я заметила, что весь потолок в бассейне был зеркальный. Мое отражение , обстановка, лежащая у моих ног Берни. Я перестала себя контролировать. Стонала почти в голос, ила по воде руками, извивалась как могла.
— Можешь ты хочешь побыстрей и посильней. Скажи, я сделаю, все как ты захочешь. – в перерывах между ласками шептала Берни.
Но я уже ничего ответить не могла. Меня накрыл оргазм. Руки, ноги свело. Но Берни продолжала крепко удерживать меня и не прекращать своих ласк. И второй раз. Теперь это было не столь остро, но намного длиннее первого. Я во второй раз выгнулась, пытаясь поймать наивысшую степень наслаждения. Берни, тем временем, вынырнула из под моих юбок, и легла рядом положив голову мне на грудь.
— Какая чувствительная девочка, какая чувствительная девочка – повторяла она снова.
— А ты что же. Где сейчас должны быть твои руки.
Она взяла мою руку и положила на свою промежность.
— Ты не ласкаешь мою грудь. Разве тебе это не нравиться, ощущать чужую грудь в мокром наряде – шептала она – а мой пушок такой же мягкий как и твой, отчего ты не гладишь его. Я вся горю, верни мне все, чем я одарила тебя. Попытайся довести меня до высшей точки наслаждения.
Я трясущимися руками начала поднимать ее подол.
— Ну давай, я помогу тебе.
Я точно следовала указаниям Берни. Я припала ртом к намеченной цели, и без труда обнаружила твердый бугорок.
— Попала в самую точку – одобрила меня Берни.
Я завладела им, и стала неумело перебирать его губами, трогая клитор иногда язычком. Берни начала стонать, хотя было заметно разочарование, моей неловкостью.
— Нет не сюда, твой язычок слишком высоко, теперь слишком низко. Разве ты не чувствуешь напряжения., вот там и щекочи.
Я очень хотела доставить Берни удовольствие, но моя неопытность раздражала ее.
Но со временем, я научилась ловить ее напряженный бугорочик, и стала получать только хвалебные возгласы.
— Так.. Так… Продолжай.. Ох молодец… Попробуй пониже… Ах! Просто замечательно!
Я приближаюсь.. Так.. Оххх
Берни издала протяжный рык, напряглась как струна, после чего обильно обдала меня своим нектаром. Мы обе распластались не мелководье.
— Вот теперь я и лезбиянка – думала я.
Хотя, по правде сказать, не было бы такого оргазма, если бы мы просто голые лежали в кровати. Никогда я не чувствовала столько мокрой ткани своим телом, и при этом так красиво была одета.
Незаметно появились все еже служанки с большими полотенцами и атласными пеньюарами. Пеньюары они оставили на бортике, сами зашли в воду, встали а колени и стали освобождать нас от этих платьев. Конечно, без помощи вылезать из такой одежды довольно трудно, но служанки хорошо знали свое дело. Глядя на них, ни их поведение в воде, и если бы не только что пережитый двойной оргазм, я бы не проч была получить еще один. Так нежно, приятно они стащили с нас эти платья и накинули на наши плечи большие полотенца. При этом же опять прислуга старалась намочиться как можно сильнее. Одна из них даже прижалась своей грудью к поверхности воды, хотя в этом никакой надобности не было.
Берни сказала, что право выбора в какую столовую подавать обед предоставляет мне. В сухую или мокрую. Я, конечно, выбрала сухую. В мокрой столовой обед может закончиться соитием. Кончать несколько раз подряд я еще готова не была.
— Ну и ладно, все равно с водными процедурами еще на сегодня не закончено. Во всяком случае у меня. Мне еще сегодня выступать. После обеда, предлагаю немного поспать, и надо будет готовиться к приему.
После обеда, служанка, которая до этого времени оставалась все еще мокрой отвела меня в мою уборную.
Пока мы шли по лестнице, я спросила ее, как она тут оказалась.
— Я тоже люблю быть мокрой, а еще грязной. Хозяйка обратила на меня внимание, когда я умудрилась упасть в грязную лужу, вместо того, чтобы подняться, вся извалялась как черт, при этом получила массу удовольствий. Конечно я сразу согласилась. Платит хозяйка хорошо, всегда есть доступ к воде, наряды можно менять по несколько раз в день. Да и язык за зубами я умею держать.
Больше она ничего не успела сказать, потому что мы оказались у двери моей комнаты.
— Спокойного отдыха – сказала она – в четыре часа вас разбудят. Надо будет готовиться к выходу в свет.
Я осталась одна. Мысли, чувства, все мешалось в один комок.
— Теперь я еще и лезбиянка вертелось в голове. Я была с женщиной первый раз и была смущена самим случаем.
Интересно, что думает ОН про Берни.
— А я ничего не думаю – раздалось у меня в голове – он умеет получать от жизни все удовольствия и доставлять их другим. Я хочу, чтобы и ты научилась этому. Получать удовольствия, даже где их очень трудно получить. Развлекайся на полную катушку. Самое главной, чтобы ты испытывала кайф находясь в мокрой одежде.
-А он может читать мысли – удивилась я.
— Могу – прозвучало в ответ – ведь теперь мы с тобой одно целое. Семья, как говорят в вашем времени. Но сейчас у меня жена Берни. Так что пока и извини. Еще раз говорю, веселись, набирайся опыту. Скоро тебя представят обществу.
Я сидела на кровати, застеленной шелком и сатином в оцепенении.
О сне не было и речи. Я прошлась по комнате. Да тут наверно по вечерам скукота. Ни телека, ни интернета. Я еще раз посмотрелась в зеркало. Ничего не поделаешь, надо привыкать к своей роли. Неизвестно, что будет вечером. Я все же прилегла в эту чудесную постель. Нежная материя постельного белья, в меру мягкие матрасы, да и все же накопившаяся усталость сделали свое дело. Я незаметно для себя провалилась в сон.
Проснулась я оттого, что кто-то нежно теребит меня за плечо.
— Мисс пора вставать. Просыпайтесь. Хозяйка уже ждет вас на кофе, а потом время собираться.
Сначала я совсем не поняла, где я нахожусь, но потихоньку я пришла в себя.
Меня проводили в будуар к Берни. Она сидела за небольшим столиком, и попивала из китайского фарфора кофе. На диване были разложены несколько платьев.

Глава 3.
На диване как и в первый раз были разложены несколько платьев. Золотисто желто шелковое платье с бретелями из кремовых кружев и шлейфом, расшитых поблескивающими гранатами.
Шелковое платье в белую и черную полоску, которые сливались, создавая прелестный серый тон. Платье каштаново цвета с лифом и оборками из белого шелка, и наконец черное с блестками, с воротником под горлышко, от которого расходятся кругами оборки с серебряной нитью.
Серебристая тюль, кокетливо драпировавшей мои бедра, сразу пленили меня. Подъюбник сразу дал моей юбки необходимый объем. Так что повертеться, и почувствовать прикосновение ткани уже не удастся. Тогда Берни остановила на сером платье из пышного облака шелка и кружев. Наверно невозможно было сосчитать всех оборок, бантов на ее платье.
Драгоценные украшения Берни не надевала никогда, большая вероятность, вернуться без них.
Мы спустились вниз. Экипаж уже был подан, и служанки грузили туда коробки.
— А это что – поинтересовалась я
— Но ты же не собираешься домой ехать в мокром платье. Да и взять надо с запасом. Может вечером придется снова надевать сухое.
Щегольский экипаж с ярко горящими ламами , управляющим таким же щегольско одетым слугой помчался по улице.
В театре Берни всего появлялась за два часа до выступления. Она не любила выходить на публику до представления. Только после, и в большинстве случаев не переодеваясь в сухую одежду, а наслаждаясь ощущением мокрого платья и обожающими взглядами кавалеров. Но сегодня было сделано исключение. Они должны были вместе встречать гостей.
Вскоре подъехал лорд Водтон. Он нежно приветствовал Берни и меня.
— Ну как у нас поживает наша маленькая гостья – обратился он ко мне.
— Хорошо – смущенно выдавила я из себя только одно слово.
— Какая застенчивая девушка – вторил он
— А вы как всегда изумительны – теперь обратился он к Берни — вы надеюсь сегодня подарите нам незабываемый вечер. Также надеюсь, что это прелестное создание увижу сегодня мокрой.
Я засмущалась еще сильнее. Но меня поддержала Берни.
— Нет, выступать сегодня я буду одна. Я думаю, мокрой вы ее сможете увидеть вечером на приеме.
— Ну это само собой. Там ожидается большой сюрприз. Но об этом потом.
Лорд взял меня под руку.
— Сегодня будете весь вечер со мной.
Берни кинула на него недобрый взгляд.
— Лорд, лучше представьте ее сэру Брендону Форестейт. Эта девушка в его вкусе. Тем более он будет один из первых и к тому же он ей подходит по возрасту. Действительно ну не со старыми перечниками ей общаться.
— А что ты так переживаешь – рассмеялся он.
— Я просто переживаю за Тэн. Она очень чувствительная девушка, а за Брендона я уверена.
Гости лорда представляли смешанное, но весьма изысканное общество.
Сэр Чарльз Уонленж, артист, любитель всего мокрого, один из покровителей общества.
Лорд и леди Винчеры. Он крупный акционер в железнодорожных компаниях. Рослый уверенны в себе мужчина, любитель выпить, и засунуть свой член какой-нибудь хорошенькой девчушки. Леди была особой в высшей степени дипломатичной, и лорд Водтон посылая ей приглашение попросил присмотреть за гостьей. Хорошо изучив привычки и настроения, она относилась к мужу весьма терпимо, часто закрывала глаза на его водные и грязевые оргии. Всему виной были его деньги. Она чувствовала свою зависимость от мужа, поэтому иногда участвовала в его извращенных играх.
Подъехал лорд Бредвейк – чемпион мира по плаванию, с женой. Эта молодая чета мне сразу понравилась. Представившись, они хотели заговорить со мной, но Берни мягко их отправила дальше, сказав, что возможность со мной пообщаться у меня еще будет.
Потом приехало еще несколько пар, но представлены они были мне посредственно, из чего я решила, что эти гости занимают низкую нишу иерархии в клубе.
Честно говоря, я уже начала уставать от этого калейдоскопа лиц, но стойко терпела, от безысходности положения.
Берни начала заметно волноваться, ей уже пора было удалиться в свою гримерку, чтобы готовиться к представлению, а того кого она мне выбрала в кавалеры на сегодняшний вечер до сих пор не было. Она явно не хотела оставлять меня наедине с графом Водтоном.
— Берни не беспокойся за меня – шепнула я ей. – Все будет хорошо. Мне очень неудобно, что ты из-за меня не сумеешь подготовиться и вообще на меня тратишь столько времени.
— Ничего, ничего у меня еще есть в запасе некоторое время – успокоила она меня.
Она выдохнула полной грудью, когда на парадной лестнице появились родители Брендона.
Чета чинно поднимались по парадной лестнице.
— Берни! Как мы рады тебя видеть – сказала леди Форестейт. – А почему ты еще здесь. Разве сегодня твоего выступления не будет.
Они поцеловались почти в засос.
— Конечно будет – успокоили их Берни. – Только сегодня я принимаю гостей как королева, в честь другой, которая сегодня посетила нас из будущего.
— Какая прелестная девочка – она пожала мне руку и поцеловала меня в губы, так что я почувствовала ее язык на своих губах. – У НЕГО хороший вкус. Надеюсь вы уже освоились у нас.
— Вот вводят меня в курс- ответила я как можно любезней.
— Будет время, ждем вас в гости в наш особняк – пригласила она меня.
Лорд Форестер в это время беседовал с Водтоном. Им было о чем поговорить. Лорд был весьма важной персоной в клубе. Он можно так сказать был главным спонсором. Половина членов клуба была пайщиками его банка и получала очень не плохие дивиденды.
Он был любитель всего мокрого и грязного. Но его положение обязывало на людях вести себя очень подобающе, и когда оставалось общество избранных, он бегал, веселился как маленькое дитя.
— А где ваш ненаглядный сынишка – спросила Берни.
— Он сегодня решил остаться дома – ответила леди Форестер.
Мне показалось у Берни сердце ушло в пятки.
— Мы думали, что он составить неплохую пару нашей гостье – вмешался лорд Водтон.
— Даже тааак! – удивился его отец. – В таком случае он будет здесь через некоторое время. Я сообщу ему, что его здесь ждут.
— А пока можно я пойду с Берни – сказала я, чтобы поддержать ее.
— Нет, нет, и еще раз нет. – почти вскричал лорд Водтон. – Я не могу общество оставить без единой королевы.
Берни ничего не оставалось, как удалиться в свой будуар, а мне остаться с лордом.
Народ все подъезжал и подъезжал. Некоторых мне представляли. Некоторый просто здоровались и проходили мимо. Конечно я всех членов клуба с первого раза запомнить не смогла. Да это наверно было и не нужно. Я старалась запомнить только людей, которые представляля мне Берни и хозяин заведения.
Приближалось время выступления. Мы направились в основной зал.
Когда мы вошли в королевскую ложу, на ней при входе была нарисована корона, то я была поражена убранством зала.
Посреди зала находился круглый бассейн. По стенам зала, а он тоже был круглый, красовались множество мраморных нимф. Их разделяли колонны увитые растениями. Зал освещался разноцветными лампами. Амуры в самых грациозных, развратных позах выглядывали из листвы вьющихся растений, приглашали в укромные ниши вдоль стен, обставленные удобными мягкими креслами и диванчиками. Гипсовые золоченые баядерки и обнаженные мужские и женские фигуры с канделябрами в руках украшали хоры, простиравшиеся над нишами вокруг всего зала. На этих хорах разместился оркестр, с другой лакеи и служанки, готовые в любой момент спуститься в ниши. Зеленые пальмы, на редкость хорошо выращенные и достигавшие своими верхушками хоры, возвышались над статуями. И эти роскошные экзотические деревья придавали залу колоритный отпечаток южных стран.
С потолка свешивалась огромная люстра, которая могла в случае необходимости исчезнут под куполом, а в другом случае осветить весь зал ярким светом.
Судя по всему, бассейн был довольно глубокий. По краям вниз уходили полукругом ступеньки, каждая из которых была освещена разным светом.
Наша ложа была оббита бархатом и шелком. Атласные занавески были подобраны в пучки. Три диванчика со спинками и стол с подносами, на которых располагались выпивка и закуска. В этой ложе находилась я с лордом, родители Брендона и семейство Винчеров. Я бы с большим удовольствием составила компанию паре, муж которой является чемпионом мира, чем находиться в обществе довольно пожилых людей.
Водтон уже откупорил бутылку шампанского, когда в ложу ворвался молодой человек.
— Папа что случилось, почему такая спешка? – сходу затараторил он
— Брендон! Сынок! Сначала надо со всеми поздороваться, тем более ты находишься в королевской ложе. А потом уже выяснять что к чему. Вечно за тебя приходиться краснеть – пробурчал отец.
Возникла неловкая пауза, которую разрешила леди Винчер.
— Брендон! Разреши представить тебе молодую особу, которая попала к нам из будущего. Она наша королева, но только будущего. Ее зовут Тени.
Я немного присела книксен, как учила Берни.
— Как будушего! А как она к нам попала – Брендон был ошеломлен.
— Папа вы меня разыгрываете.
— Ну вот ты опять задаешь вопросы не по делу – вставил свое слово отец. – При таких людях не в моих правилах делать из сына шута.
— Не вгоняйте молодого человека в краску — вмешалась леди Винчер.
Все таки эта женщина умела находить правильные решения, и я ей в какой-то мере была благодарна.
— Ты на сегодня кавалер нашей гости – сказал, между прочим, неугомонный отец .
— Мисс Тени, прошу меня извинить за мое поведение – ошеломленный Брендон не знал что сказать.
Тут заиграла музыка, и в зале стал гаснуть свет.
— Леди и джентльмены, просим обратить ваше внимание на сцену – раздался голос в зале. – В честь нашей гости, для вас выступает, несравненная Берни.
Берни вышла на сцену и подняла руку в верх указывая на меня.
Все прожектора направили в мою сторону. Раздались аплодисменты.
Вот такого я вообще даже представить себе не могла. Весь народ повернулся в сторону нашей ложи. В моей ложе тоже все хлопали мне. Я только кивала головой и улыбалась. Густая краска залила мое лицо.
— Эта овация в честь тебя.- вдруг появился в моем сознании ОН.
-Так встречают всех королев, или только меня.
— Не всех, лишь некоторых мое золото.
— Ты достойна! Наслаждайся триумфом. Берни сделает из тебя настоящую леди. Я в этом не сомневаюсь. Так продолжалось минуты две.
— Вот так попала – думала я про себя.
— Девочка расслабься – раздалось у меня в голове. Это опять был был ОН.
Но вот овация кончилась, в зале погас свет, а бассейн озарился ярким светом.
Берни была в платье цвета увядающей розы с большим шлейфом и глубоким вырезом по грудь, из под которой выглядывала голубая блузка. Волосы были собраны в пучок, с небольшим хвостиком. В руках она держала зонтик, который переливался блеском в свете софитов.
Я сразу поняла задумку Берни. В этом платье она будет выделяться в воде на фоне яркой подсветки. Пока она прогуливалась по бортику бассейна, сверху опустилась на двух канатах перекладина, которую используют гимнасты или акробаты в цирке.
Берни села на планку и взвилась под купол.
« Неужели Берни еще и гимнастка» — подумала я.
Она раскачивалась под музыку словно на качелях. Я смотрела с замиранием сердца, и не сразу обратила внимание, что Брендон сразу перешел к активным действиям. Его рука уже лежала на моем колене, вторая обхватила меня за талию.
« Ну что ж, можно поиграть в любовь» — решила я.
Перекладина с Берни опустилась к самой воде. Она почти скользила по поверхности воды. Следующий оборот, и подол платья и край шлейфа коснулись воды.
Через несколько мгновений, и Берни опять под куполом. Я заметила, как у нее с платья капала вода. Оборот и она, выставив ноги в лаковых ботиночках, задрав юбку так, что были видны панталончики, проскользила по воде, подняв кучу брызг.
Еще один оборот и ее рука по плечо ушла в воду, потом вторая. После этих погружений Берни была почти мокрая.
Берни развернулась на перекладине, и вытянувшись в струнку ногами вверх, головой вниз. Так она и вошла в воду по грудь. Пролетев несколько метров под водой, она опять взвилась под своды купола. Вода теперь от нее летела во все стороны. Даже я почувствовала на своем лице капли.
В свете видно, как потемнела от воды ее платье, как блестела, переливаясь ткань. Народ следил за выступлением затая дыхание.
С каждым кругом она опускалась все ниже и ниже. Теперь она вошла головой вниз и с каждым моментом погружалась все глубже и глубже. Теперь она полностью была под водой и кружила, держась за перекладину, поднимая большие волны. Но вот перекладина выдернув Берни из воды резко поднялась под потолок. Наконец она опустила планку и с такой, как мне показалось сумасшедшей высоты нырнула в бассейн.
Народ взревел, поднялась овация.
Берни не выныривая, развернулась в воде, сделав несколько оборотов.
В зале совсем погас свет, а бассейн озарился еще более ярким светом. Она кружила, выписывая своим телом разные фигуры. Материя платья парила под водой, словно развивалась в небе под порывами ветра.
Зрелище было очень захватывающее.
« Конечно Берни достойна быть королевой по праву» — думала я. Мне даже стало немного неловко перед ней. Что может она, а что я.
Но вот музыка закончилась. Берни всплыла на поверхность.
К ней тут же опустилась перекладина. Она ухватилась за нее одной рукой и взлетела ввысь. Но самой большой неожиданностью стало для меня, то что она прилетела к нам в ложу. Она оказалась передо мной. В мокром платье, которое прилипло в ее телу, и полностью «обнажив» ее стан.
С нее текла вода, но я мигом в порыве чувств, бросилась к ней в объятья. Несмотря на мокрое платье прижалась к ней и поцеловала в щечку.
— Ты неподражаема — сказала я – у меня просто нет слов. Ты просто необыкновенная. Мне до тебя еще расти и расти. Ну какая я королева.
Я подняла ее руку.
— Вот королева! — крикнула я что есть мочи.
Раздалась новая овация.
— Спасибо…спасибо – только и говорила она, пытаясь отдышаться от выступления.
Мы так и стояли обнявшись.
— Давай полетаем вместе – неожиданно предложила она. – Не бойся. Я буду держать тебя.
Я недолго колебалась и сказала:
— Давай.
Еще так никто ничего не понял. Берни подтянула планку к себе, помогла мне сесть на нее. Сама она встала на перекладину, и мы взвились под потолок.
У меня замерло сердце. Хотелось орать, кричать то ли от страха, то ли от испуга.
— Смелее! Смелее! Моя преемница – кричала наоборот она.
Передо мной мелькали лица зрителей.
— Смотри что сейчас будет – крикнула она мне.
Не успела я опомниться, как пролетела совсем близко над водой, только намочив мой подол платья.
— А давай искупаемся! – предложила она.
— Давай! – что есть мочи заорала я.
Планка опустилась совсем низко к воде. Я почти окунулась в нее.
Народ взревел в зале. Мы снова оказались под потолком.
— Не ожидала, если честно от тебя такого смелого поступка – сказала она — Тогда готовься нырнуть.
— ААААА!! – заорала я – видя наше стремительное приближение к воде
— Закрой рот, чтобы не нахлебаться воды, и набери больше воздуха – услышала я ее истошный вопль, чтобы перекричать народ.
И со всего маху ушли под воду.
Как я люблю эти мгновенья. Они длятся несколькосекунд, но эти секунды самые самые. Когда вода поглощает твое тело. Мокрая материя сразу облепляет твое тело. Сразу, без единого пузырика воздуха. Сжимает тебя словно в плотных объятьях.
Но через несколько секунд мы опять пол куполом. Словно какая-то неведомая сила выдернула меня из воды. И через мгновения, мы стояли вновь на балконе.
Тончайшая материя моего черного платья плотно облепила меня. Стали видны все подробности женского тела. У Берни платье было сшито из более плотного материала но и оно подчеркивало ее фигуру довольно откровенно.
Я стояла и наслаждалась своим видом. Теми аплодисментами, которые были в честь нас.
Но настал момент, наша ложа закрылась занавесом от посторонних лиц. Выступление Берни окончилось.
— Браво! Браво! – лорд Водтон очень был доволен.
— Ну вот ! Ничего страшного не случилось! – обратилась ко мне Берни.
— Да я такой кайф испытала! Спасибо тебе! – обняла я еще раз Берни.
— Девочки! Хватит целоваться. – обратился к нам Водтон, протягивая нам бокалы шампанского.
Брендон был само очарование. Конечно я сразу недооценила его. В меру галантен, в меру нагловат, что касается рук, которые то и дело блуждали по моему телу, доставляя мне приятные мгновения, ощущать к тому же и мокрое платье.
Хочу заметить, что так долго я еще ни разу не находилась в мокрой одежде, и хочу сказать, что в этом тоже есть свой шарм.
Лорд уже откровенно лапал Берни. Семья Форестеров откровенно целовалась в засос, не стесняясь своего сына. А сын уже оголил мои груди и жадно сосал их, не забывая поливать их шампанским.
Шампанского было так много, что ручейки текли по моему животу и стекали по лобку.
Я намекнула Брендону, что подо мной уже целая лужа шампанского.
Тогда он неожиданно, отдернул подол, и залез под платье, приник язычком к моей промежности.
— Господа! А не рано мы начали! Предлагаю продолжить в более комфортных условиях. – сказал лорд Водтон.
Видя мое состояние. Полуоткрытый рот, мой язычок облизывающей губы. Мои стоны.
— Поздно господа. Одна наша пара зашла слишком далеко – сказала Берни. Надо помочь им.
Она подошла ко мне и прильнула своими губами. Водтон и отец Брендона лизали мне грудки. Леди Винчер пристроилась к Брендону и взяла в рот его член. Лорд Винчер бегал вокруг и поливал меня шампанским.
Платье стало не только мокрым, но и липким от благородного напитка.
Ручейки шампанского стекали по моему телу. Их подхватывали ловкие язычки.
Я уже не отдавала себе отчет. Оргазм был такой силы, что я потеряла сознание.
Я летала под куполом зала, потом резвилась под водой.
Когда я пришла в себя, то осознала что лежу на диванчике все в той же ложе. Рядом сидели Брендон и Берни.
— Ну ты подруга даешь – сказала Берни. – нельзя же так сильно кончать. Мы за тебя испугались.
— Это было замечательно – прошептала я в ответ.
— Я знаю – ответила Берни.
— Ну полежи немного, у нас еще есть время. Остальные уже уехали – гладила маня по голове подруга. – Только Брендон, как галантный кавалер остался. Как отдохнешь, переодевайся в следующее платье и приезжайте.
Она вышла из ложи. А я лежала и смотрела на Брендона. Мокрое платье приятно холодило тело. Было бы моя воля, я бы так и лежала, еще долго долго.
Но время неумалимо. Надо еще приводить себя в порядок, принять душ, и переодеться. То ли еще будет.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Подглядки в грязи. Второй визит девушек.

Следующий визит девушек я ждал с большим нетерпением. Интересно, что они на этот раз придумают.
Прошла неделя. Каждый день я ходил к оврагу, но следов их пребывания было не видно.
Утром в субботу я уже с утра занял свою позицию, и намеревался провести там целый день. Но лишь стрелка часов показала полдень, послышался гул мотора. На поляну выехал знакомый мне уже джип.
Как и в прошлый раз девушки были в спортивных костюмах.
Я приготовился наблюдать за спектаклем. На этот раз девушки сразу сняли костюмы. Но каково было мое разочарование, когда я увидел, что девушки были в голые. Вытащили из машины сумки, разложили плед. Вдруг появилась еще одна девушка. Как я ее не заметил на заднем сиденье. Одета она была в строгий деловой синий костюм из атласа, атласную блузку белого цвета, белые чулки и синие под костюм туфли. Такое ощущение, будто она собиралась сегодня идти на работу, но по какому- то обстоятельству попала сюда. Вот этот наряд мне понравился больше.
Подружки побежали в грязь, и с размаху плюхнулись в нее. Стали обмазывать себя с ног до головы. Пока я наблюдал за резвящимися девушками, и не заметил сразу, что третья девушка стала готовить наряды моим грязнулям. Она вытащила их из чехлов и повесила на открытый багажник. Это были новые с иголочки школьные коричневые платья школьной формы, давно позабытой. Белые атласные воротнички и манжеты, накрахмаленные фартуки ярко переливались на солнце.
От увиденного у меня перехватило дыхание.
— Лика! Мила! У меня все готово. Идите сюда одеваться – крикнула она.
Значит, девушек зовут Лика и Мила. Теперь я знал их имена.
Они веселились и не сразу услышали крик. К этому времени девушки обмазали себя с ног до головы грязью.
— Я кому говорю – продолжала кричать она, беря в руки два ажурных белых лифчика. Начинается спектакль, обрадовался я.
Сначала она надела на девушек лифчики, потом трусики, потом белые гольфы. Девушки стояли, как маленькие куколки с разведенными в сторону руками, и боялись пошевелиться, чтобы не измазать раньше времени такую прелесть.
Правда трусики и лифчики все равно становились коричневыми, от стекающей по телам грязи. Потом платья. Они легко скользнули по скользким телам. Третьей девушке осталось лишь поправить воротнички, застегнуть спереди пуговицы и повязать фартуки. Туфельки добавили наряд. Так как волосы девушек были спутаны, о том чтобы вплести банты не было и речи. Они просто надели на голову два обруча для фиксации волос с надетыми на них большими бантами.
Я стонал в кустах от восторга. Чумазые девчушки стояли в чистой форме. Это зрелище еще то. Такого мне еще не приходилось видеть. Хотя я на своем веку много повидал разного. Обычно сначала одевают одежду, а потом идут купаться или мазаться, кто как любит. Но вот чтобы наоборот. Интересно, какие сейчас чувства испытывают девушки.
Наконец девушки открыли бутылку шампанского и начали целоваться. Третья девушка пока стояла в стороне и наблюдала за Милой и Ликой. Интересно она так и будет стоят в стороне, или все же присоединиться к подругам.
Я начал в уме прикидывать продолжение. В том, что это только начало я был уверен.
Тем более, что на фартучках стали появляться грязные отпечатки пальцев.
Девушки подошли к третьей, и одна из них провела грязной рукой по ее щеке. Ту словно ударила током. Она резко отпрянула в сторону.
— Девочки! Девочки! — закричала она – я так с вами не договаривалась. Вы просили только помочь вам надеть костюмы, а о том, что вы будете купаться в грязи, речи не было. Сами стали грязнулями, так теперь еще и меня хотите испачкать.
-Ты не знаешь как это приятно – ответила одна из них.
Девочки продолжали наступать с вытянутыми руками.
Конечно, подруга могла убежать, но добираться отсюда своим ходом практически невозможно. На каблуках, не зная дороги. Девушка стала уговаривать подруг оставить ее в покое. Они бегали вокруг машины друг за другом. На синем костюме стали появляться грязные полосы от рук. Наконец она выбилась из сил, подвернула ногу и упала. Тут девушки ее и поймали. Они были посильней своей подруги. Лика держала ее сзади за руки, а Мила расстегнула жакет. Потом она взяла из машины не больное ведерко и зачерпнула грязи. Опустив в ведерко руки, чтобы белые манжеты скрылись в грязи, немного покайфовав от этого, она набрала ее полные горсти и вывалила все это на грудь подруги. Девушка задергалась, начали кричать, просить о помощи. Мила продолжала доставать из ведерка все новые порции грязи и размазывать ее по груди и животу. Потом настало время шеи, был вымазан весь воротничок блузки. Живот, подмышки, даже залезла под пиджак и попыталась намазать спину. При этом Мила старалась меньше пачкать жакет, хотя сама вся стала грязной. Грязь летела во все стороны. Но она на это уже внимание не обращала. Сейчас надо покрыть грязью подругу. Которая уже не орала, а просто рыдала.
Мила закончив процедуру, застегнула жакет на все пуговицы.
— Вот теперь и ты похожа на нас – сказала Лика, и отпустила ее. Та просто повалилась на траву.
Девочки отошли в сторону и были в некотором замешательстве.
— Слушай Лик, а не переборщили мы с тобой в отношении Ольки. – сказала она подруге.
«Отлично» – подумал я. Теперь я знаю имена всех трех девушек.
— Она сама хотела с нами попробовать. Правда получилось для нее уж совсем неожиданно – ответила Лика.
Она подошла к Ольге.
— Оль! Чего переживаешь? – костюм жалко. Так еще выдадут. Одежду на обратный путь мы тебе взяли.
Пока одна подруга успокаивала, другая достала из сумки разные сексуальные приборчики.
Лика была уже на коленях, обняла и поцеловала девушку. Та, несмотря на произошедшее, ответила ей. Подошла Мила с приборчиками и еще она набрала ведерко грязи.
Девушки перевернули Ольгу на спину и вылили на нее все это ведро.
Лика стала размазывать грязь по всей поверхности, не забывая и про свой фартучек.
Мила устроилась в ногах, задрала юбку, разорвала колготки, чтобы иметь доступ к интимным местам.
Лика в это время уже практически лежала на Ольге, размазывая по ней своими грудями коричневую жидкость, стараясь по максимуму измазать и себя. Она даже легла спиной на живот Ольги, и та массировала ее груди, обхватив подругу.
Мила возбуждала ее вибратором. И вот уже стон возбужденных девушек разноситься по всей округе.
Неожиданно девушки поднялись и в таком возбужденном состоянии направились в сторону оврага. Скорее всего, они решили принять грязевые ванны.
Только девочки подошли к границе оврага, как Ольга толкнула «школьниц» в грязь. Девочки плюхнулись ничком в коричневую жижу. К дополнению она вдавила их головы глубже в жижу.
— Вот вам! Вот! – кричала она, не давая девочкам подняться.
В конце концов, девочки сумели вылезти из под Ольги, и уже сами насели на нее, обмазывая все оставшиеся сухие и чистые места.
В результате такой борьбы все трое были покрыты толстым слоем липкой, тянущейся массой и отличить их друг от друга было почти не возможно.
Потом девушки катались с берега на дно оврага, каждый раз втыкаясь головой в грязь.
Два комплекта школьной формы и офисный костюм Ольки превратились в тряпье, которое надо было снять. Как и в прошлый раз девушки особо не заморачиваясь, стали рвать одежду на друг дружке.
Сначала разорвали юбку Оли, она же в свое время разорвала шлейки фартуков своих подруг. Жакет она потеряла, когда боролась с Ликой и Милой . Платье Лики было разорвано впереди, так что получился халат с запахом. А вот платье Милы порвать никак не удавалось, и она решила в нем остаться до конца, зато над блузкой потрудились на славу, разодрав ее в клочья.
На берегу три подруги помылись Керхером, обмыли свои интимные места и приступили к своим лесбийским играм. Мила была в платье, и видно ей доставляло большое удовольствие находиться в нем.
Хотя до конца игрищ и оно не дожило, было безжалостно разрезано ножницами в момент бурных оргазмов девушек.
Помывшись, они опять надели свои спортивные костюмы. Теперь и на Ольге красовался новенький костюм, который они взяли для еще ничего не подозревающей подруги.
Мне оставалось, как всегда нырнуть в грязь, для осмысления увиденного и пережитого. Теперь я точно знал, что надо знакомиться с подругами, во что бы это мне не стало.
Но знакомство состоялось намного раньше, чем я рассчитывал, и было приятной неожиданностью.
В один из жарких вечеров на небе стали появляться сначала отдельные небольшие тучки, а потом и вовсе небо все заволокло синими дождевыми облаками. Я решил съездить на свое место и понежиться в грязи. А еще я очень хотел попасть именно в ливень. Последовав примеру девушек, я захватил с собой синюю шелковую пижаму.
К моему сожалению, дождь начался раньше, чем я попал на место. Но я решил все разно заняться моим любимым делом. Переодевшись в машине, я вышел под струи дождя. Пока я дошел до оврага, моя пижама была вся мокрая и прилипла к телу. Сначала я подумал, что не стоит пачкать пижаму, можно и так в ней походить по дождю, но увидев какой в овраге образовался поток мутной жидкости, передумал. В добавок, в одном месте оврага осыпалась земля, и образовался довольно приличный водопад. В него мне хотелось залезть в первую очередь.
Я сел на берег, и намеревался сползти в овраг, как раздался гул двигателя. На поляну въехал уже знакомый мне джип. Вот так встреча. Мое сердце ушло в пятки. Неужели девочки тоже приехали к дождю. Прятаться теперь не было смысла. Поэтому я так и остался сидеть на берегу. В джипе оказалась одна Мила. Девушка явно увидела меня и проехала вперед, наверно чтобы лучше рассмотреть меня. Она явно не хотела выходить из машины. Наверно меня испугалась — решил я. Ну раз так, я встал, и сам направился к машине.
Моя пижама была испачкана только на попе, когда я сидел. Зато она была мокрая, и шелк почти весь прилип к поему телу.
Пока я шел, чувствовал, что меня внимательно разглядывают. Конечно, девушка явно не думала меня здесь встретить, но любопытство брало вверх.
Я пошел к машине и приветственно помахал рукой. Она приоткрыла стекло машины.
— Добрый день, девушка – сказал я – Что, хотите составить мне компанию, но без своих подружек боитесь.
Она явно не ожидала такого начала разговора.
— Я вообще то сюда по делам приехала – выдавила она из себя — А… Вы… Откуда знаете?
— Я здесь бываю каждый день – немного соврал я — занимаюсь тем же чем и вы и ваши подруги, то есть наслаждаюсь этой местностью с приятным времяпровождением. Вот и ваши игры случайно подсмотрел. Очень классно, и возбуждающе, надо заметить.
— Вы так говорите в единственном числе – нашлась Мила – вы что серьезно, сюда приходите один.
— Ну не каждую подругу удается уговорить на такое. Ну а вы и ваши подруги, так это вообще из области фантастики.
Я думал, что она сейчас начнет возмущаться, как я мог, нахал и все такое
— Мы очень любим этим заниматься. А еще я люблю мазаться тортами – прозвучало в ответ. – Я тоже здесь не ожидала встретить такого индивида как вы. Видя вас в этой мокрой сексуальной пижаме, я уже начала возбуждаться.
Она открыла до конца окно и провела рукой по моему телу.
— Классно! К сожалению, я не взяла запасную одежду, так как не планировала купаться.
Она продолжала ладить меня по груди через пижаму. А на рукаве все заметно становились видны капли дождя.
— Хотите я дам свою пижаму – предложил я — она вам понравилась. Могу и свитер предложить на после. А такой костюмчик я уже видел на вашей подруге. Ольга ее зовут, по-моему. Тогда вы ей лихо костюмчик уделали.
Скорей всего мои девушки работают в одном месте. На Мили был такой же атласный синий костюм и белая блузка.
— Нет, что вы, это будет уже не по правилам – смутилась она – потом вы же станете голым, а мне совсем не хочется лишать вас удовольствия.
Кстати, я заметил, что рукав ее жакета уже изрядно намок под дождем, но она как ни в чем не бывало, продолжала гладить меня.
— Давайте заканчивайте свои дела и айда в овраг. Там образовался нехилый водопадик. А то скоро дождик перестанет.
— Да мне надо здесь пору вещиц спрятать, для следующего нашего приезда.
— Здесь! В этом болоте! Ну, вы меня удивляете. А что больше негде?
— Представьте себе нет! Мы хотели притащить сюда большую компанию, спонтанно, но надо подстраховаться с одеждой. В машинах ее уже не спрячешь.
— А что вы скажете про ваш бак, который стоит сзади.
— К этому баку уже все привыкли.
— А вы не боитесь, что я увижу, где вы спрятали и украду.
— Тогда не состоится очередной номер с нашим исполнением. А вам они очень понравились. Так что не боюсь.
Пока продолжался наш разговор, дождь мокрая одежда и ее шаловливые ручки сделали свое дело. Хотя штаны от пижамы были и свободного покроя, но они прилипли к телу и стоячий член выделялся очень хорошо.
-О! Я смотрю вы возбуждены – вдруг она сменила тему и оттянула резинку, залезла ко мне в штаны и обхватила его рукой.
-Я думаю, что после нашего разговора вам придется сушить свои трусики, независимо от продолжения – парировал я.
— Да к черту все!
Она открыла дверь, и обняв меня прижалась к моему телу и впилась губами в мои губы. Выловила мой язык, скрутила своим языком, добралась до гланд, перекрыв дыхание. Я сначала опешил от такого напора, но потом пришел в себя и стал отвечать на столь страстный поцелуй. Девчонка почти горела от возбуждения.
— Ты действительно любишь поваляться в грязи – шепнул я ей на ушко.
— Обажаю!
— Может давай до грязи дойдем – спросил я
— Подожди! Дай и мне насладиться дождем и хорошо промокнуть. Я еще не разу в таком виде не стояла под дождем.
Костюм Милы пропитывался водой и становился все чернее и чернее.
Неожиданно, она опустилась на колени, спустила мои штаны и взяла член в рот.
У меня от блаженства побежали мурашки по спине.
Она захватила его почти весь и страстно сосала. Я водил руками по уже мокрым волосам, плечам. Ее жакет уже промок полностью.
— Ты хочешь, что бы я сейчас кончил – взмолился я. – А как же ты.
-Кончай, дальше еще интересней будет – ответила она — мне не надо, чтобы ты прям там в овраге кончил.
Оргазм не заставил себя ждать. Мощьная струя забрызгала весь жакет Милы. Мокрая одежда, мокрая, красивая девушка и ее минет, сделали свое дело.
— Давно не видела столько спермы – сказала она, когда я, отжав пижаму, нацедил горсть воды, то бы она прополоскала рот.
— Вот теперь можно и ополоснуться под струями грязи. Никогда не думала, что я так возбужусь от мужика в мокрой пижаме. И мне понравилось быть мокрой курицей. Только туфли надо снять. Их я на растерзании грязи пока не отдам — продолжала она.
Она разулась и осталась в одних чулках. Но пройдя несколько шагов, наколола ногу.
Мне пришлось взять ее на руки. Она обрадовалась и обхватила мою шею руками.
Так как земля от дождя стала очень скользкой, то мне пришлось идти очень осторожно. Но и медлить было нельзя. Дождь мог кончиться и тогда плакал наш водопад. По пути я несколько раз подскальзывался и сажал мою леди на попу в грязь. Я еще возил специально по грязи ее попой. Это только веселило ее.
Я хотел спуститься в овраг в том месте, где поток был не такой сильный. Неизвестно, что там было в самом водопаде, и я боялся, что есть шанс там утонуть.
Мы вошли в бурлящий поток. Сначала было мелко и легко идти. Но дальше становилось все глубже. Скрылся край юбки костюма Милы. Он уже был почти весь заляпанный грязью, и что интересно воротник белой блузки был еще белым.
Мои опасения оказались напрасные. У водопада было чуть выше колена. Сверху с двухметровой высоты лилась коричневая жижа. Мила подошла совсем близко и вытянула руки. Брызги разлетелись во все стороны. Она медленно сантиметр за сантиметров входила в этом водопад, исчезая в этой падающей сверху жиже. Я стоял завороженный этим зрелищем.
Мила взмахнула рукой, приглашая меня присоединиться к ней. Вода в водопаде была довольно бодрящей. Но это нам не мешало наслаждаться происходящим. Мы стояли, обнявшись под этими струями. Я залез под жакет и мял ее груди, она пробралась под штаны и держала в руках мой член, который уже начал приходить в рабочее состояние.
— Я говорила, что будет все нормально – теребила она его.
Вдруг сверху нам на головы упал большой кусок грязи и сбил нас с ног. Мы с головой окунулись в грязь. Я поймал ее в потоке и вытащил на берег, то есть на плотную грязь. Вид у нее был что надо. Костюма под слоями грязи уже не было видно. Пучок на голове растрепался. По лицу текли грязные ручейки.
Мы лежали в плотном слое грязи и отдыхали. Ручейки, стекающие в овраг приятно сквозь шелковую материю щекотали мое тело.
Дождь как то незаметно прекратился, и выглянуло солнышко. Сразу стало намного теплее.
Я стал копать яму, а Мила принесла из машины несколько бутылок чистой воды.
Немного обмывшись, мы опять слились в поцелее. Она легла, и попросила закопать всю верхнюю часть, включая голову. Оставил ей только лицо. Я ощущал ее сквозь толстый слой грязи. Обмыв ее киску я приник к ней язычком. Мила дергалась, шевелилась, извивалась как змея.
Настал момент войти в нее. Влагалище было мягкое, набухшее и горячее.
Такое положение Милы меня сильно возбуждало, и я сдерживался, чтобы продолжить наш акт. Сильный и мощный оргазм пришел к нам почти одновременно.
Пролежав еще какое то время, мы поползли к своим машинам.
Воды в двух машинах было полно, а одежда была еще на нас, то мы решили так и встать под Керхер.
Мы поставили обе машины рядом, и стали друг друга поливать водой. Из под грязи сначала появилась наша одежда, а потом и наши тела.
Ее мокрый и полугрязный костюм и моя пижама стали опять заводить нас. Мокрая ткань под жаркими солнечными лучами, от дождя на небе не осталось и следа, приято холодила наши тела.
Я поставил наши Кирхеры вертикально, таким образом, обеспечил нам небольшой дождик. Снял с Милы жакет. Прилипшая блузка, когда то белая, теперь светло коричневая подчеркивала красивое и спортивное тело девушки. Мелкий искусственный дождик сделал нашу атласную и шелковую одежду второй кожей. Мы стояли, целовались и гладили наши тела, вновь распыляясь не на шутку.
Наши организмы вновь были готовы к соитию. Я рванул кофточку и оголил грудь Милы. Она расстелила уже знакомый мне плед. Мы легли на него валетиком и приникли губами к нашим набухшим половым органам.
Третий мой половой акт за этот вечер был не менее острым, чем остальные два. Обессиленные в конец мы долго лежали и разговаривали. Мила даже переоделась в мою пижаму, чтобы оценить ощущения мокрого шелка.
— Что тебя все таки сюда привело? – попытался еще раз узнать правду.
-Ой! Я совсем забыла про это – воскликнула Мила – Я же говорила, что привезла одежду, чтобы после игрищ переодеться. Открою вам секрет, Ольга выходит замуж. Мы хотим свадьбу здесь закончить.
— Оставь их мне. Когда скажешь, тогда привезу – пообещал я.
— А я могла бы тебя взять на торжество. Только тебе придется наверно испортить свой костюм. Мы хотим в чем будем нырнуть в грязь. Если согласен, я что-нибудь придумаю.
— Вы что хотите здесь оргию устроить – удивился я
— Как пойдет – загадочно ответила она и нежно поцеловала в губы – не переживай я тебя хочу. У меня есть парень, но он меня сумасшедшей называет, и не за что сюда не поедет. Может и бросить. Кто его знает.
Мы бы просидели еще много времени, но пора было разъезжаться. Обменявшись телефонами и адресами, мы погрузились по машинам и отбыли по домам.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Подглядки в грязи. Первый визит девушек.

Люблю я на досуге поваляться в грязи, да еще не раздеваясь. Благо в районе есть такое место. Один или с подругой выбираюсь я туда, иногда на целый день и провожу там приятно время.
Место отличное. Грязь не высыхает даже в самое засушливое время, наверно есть в этом месте подземный источник. В некоторых местах грязь плотная, а в некоторых местах, особенно в ложбинках или на дне оврага жидкая.
С одной стороны к этому участку подходит лесной массив, где можно подарить шашлыки и полежать на травке.
Однажды, приехав один, я обнаружил, что кто-то здесь уже был. И непросто был, а ходил по грязи, возможно и купался в ней. Гладь вся была изрыта. Были видны четкие следы ног нескольких людей.
Я задался целью узнать, посещал это место. Возможно они или он, а еще лучше она еще раз появятся здесь.
По вечерам после работы я специально заезжал сюда специально, но никого здесь с того раза не было.
В выходной день , когда я уже собирался уезжать и потерял всякую надежду, раздался шум мотора машины. Я быстро собрался, отогнал свою машину в лес, а сам спрятался в кустах и стал смотреть.
На поляну выехал большой джип. Двери открылась и из него показались две очаровательные блондинки в спортивных костюмах. Одна из девушек пошла смотреть грязь, а другая открыла багажник и начала доставать из него сумки.
« Наверно это они были прошлый раз» — подумал я , больно они по хозяйски себя ведут.
Вторая девушка вернулась к машине, что-то ей сказала и обе закивали головами.
Сначала вытащили плед и расстелили его. Потом достали бутылку шампанского и бокалы. Разлили его по бокалам, поцеловались взасос, как целуются не просто знакомые, а страстные любовники.
Одна девушка сняла верх спортивного костюма. На ней оказался белый шелковый кружевной бюстгальтер с вышивкой из бисера, который играл бликами на солнце. Это было не похоже на спортсменок. Явно, что такой лифчик не приспособлен для занятия спортом. Когда она сняла штаны, моему взору предстали красивые панталончики, узорчатый пояс и ажурные белые чулки. Белье на девушке было очень красивое, элитное и наверно очень дорогое. Вторая девушка оценила это, подняв большой палец вверх. Из пакета она вытащила и надела белую блузку с длинными рукавами, манжеты которой заканчивались ажурными рюшами. Ворот блузки был выполнен в стиле жабо и начиная от груди в верх шли множество оборок. Затем она достала очень короткую воздушную пышную красную юбочку. Дополнив свой наряд парой красных туфель на шпильке. Закончив одеваться, она несколько раз покрутилась перед подругой, то выпячивая свою попку, то свой бюст. Потом они опять страстно поцеловались.
Теперь была очередь одеваться второй девушки.
Ажурный шелковый корсет в стиле 60-х цвета крем-блюре, расшитый темно коричневым узором. Такого же цвета панталоны до колен, заканчивающиеся у коленей ажурными рюшами и белые гольфы, вот что оказалось под спортивным костюмом другой девушки.
Судя по выражению лица второй девушки, она была приятно удивлена нарядом этой девушки. Она провела рукой по шелковой ткани, оценивая шелк корсета.
Из сумки девушка достала короткое кремовое платье беби-долл.
Короткие рукава воланы из тафты, пышная юбка и белый передник просто свели меня с ума. В свои волосы она вплела два огромных банта.
Закончив свои одеяния, девушки опять поцеловались, на этот раз дольше всего, и допив бутылку взявшись за руки пошли в сторону грязи.
Ноги в туфлях сразу увязли в грязи. Но подруги продолжали идти вглубь, поддерживая друг друга. С каждым шагом становилось тяжелее и тяжелее вытаскивать ноги, которые увязали все сильнее и сильней. Грязь налипла на ноги девушек большими комками. Понять, что за обувь у девушек было уже невозможно. Белых гольф одной из девушек тоже было не видно. У второй девушки низы панталончиков были заляпаны коричневым.
Девушка, одетая в платье набрала пригорошню грязи и размазала его по жабо другой девушки. Вторая ответила тем же. Набрала коричневую жижу в ладоши и вылила девушки на голову. Темные ручейки потекли по ее волосам, капая на платье.
Потом набрав полные руки грязи девушки, прижавшись друг к другу, стали иссупленно целоваться, размазывая грязь по попкам друг дружки.
Теперь и у девушки в платье лиф был испачкан от блузки другой. Потом одна взяла большой комок грязи. Опять прижавшись, они поместили этот комок между собой, стали растирать его своими грудями. Когда вся грязь упала, девушки двинулись в овраг, по которому протекал ручей. Подойдя к ручью, девушка беби- долл плюхнулась на живот и на нем заскользила по склону. Так как остановиться было невозможно, то в конце оврага она головой воткнулась в самую жижу и по шею ушла в грязь.
Сначала я испугался, но она продолжала лежать в таком положении и дрыгала ногами, а когда вытащила голову из грязи и протерла глаза, то разразилась громким смехом. Девушка на дне оврага выглядела потрясающе. На волосах висели комки грязи. Бантов вообще было не видно, может они слетели от грязи. Грязь с волос текла на плечи, спину, грудь. Платье было измазано, и лишь на спине в некоторых местах была чистой.
Она помахала рукой, приглашая вторую девушку последовать за ней.
Та сильно оттолкнулась и тоже поехала вниз. Скорость этой девушке была сильнее, и в грязь она воткнулась глубже, но не стала задерживаться там, а сразу вытащила голову.
Потом они стали себя обмазывать грязью с ног до головы, чтобы не осталось не одного чистого места.
Полностью закопались и замерли на несколько минут, греясь на солнышке. Были видны лишь глаза и носы. Видимо были в этом деле довольно искушенные.
Понежившись, они поползли к своей машине.
Конечно, одежда девушек изменилась до неузнаваемости. Те красивые наряды, что были на них сначала, превратились в жалкие тряпки, висевшие на девушках.
Подойдя к машине, девушки достали Керхер. Оказывается у девушек в машине стоял бак с водой. Вот это находчивость. Девушки скорее всего этим часто занимаются. Здорово, приехали, обмазались, пошалили, обмылись и уехали.
Подруги освободили себя только от трусиков и панталончиков, достали из сумки разные сексуальные и эротические прибамбасы, устроившись на траве, стали друг друга возбуждать, не забывая смывать со своих кисок грязь.
Наигравшись вдоволь, друг с дружкой и со своими кисками, девушки подошли радикально к обнажению. Достали ножницы и просто срезали одежду друг дружки. Помывшись окончательно, подруги надели свои спортивные костюмы. Сложили грязную и разорванную одежду в пакеты, сели в машину и уехали.
Мне оставалось только самому нырнуть в эту прохладную жижу, чтобы остудить свой пыл.
Но одно у меня не выходило из головы, как можно было так просто испортить такую красивую одежду и белье. Но потом решил, что в этом тоже есть своя изюминка, свой драйв, именно в такой одежде и белье надо принимать грязевые ванны.
Конечно, я сожалел, что так быстро все кончилось. Но теперь у меня появилась надежда встретиться и познакомиться с этими девчатами.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Приключения на последнем звонке.

Последний звонок! Последний звонок! Как это романтично!
Белый фартучек, бантики, поздравления со всех сторон! Обязательный вальс!
А я стояла и ждала окончание торжественной части. Когда закончатся все официальные мероприятия и можно будет рвануть на природу, в парки, покалбаситься где-нибудь в клубе, понырять в фонтанах.
Как томительно тянуться эти последние минуты. Вот и шарики в небо полетели.
ВСЕ_Е_Е_Е_Е!!!!!
Автобус уже около школы, чтобы везти нас на центральную площадь школы. Там ожидается продолжение банкета. А нам оно надо?
Мы тихо, по-английски смываемся в парк. Где нас ждут фонтаны и другие соблазниловки в виде горячительных напитков в кафешках, которые понатыканы вокруг них и готовые принять нас, несмотря на запрет продажи алкогольной продукции.
Первое разочарование сегодняшнего дня – это фонтаны. Они выключены. На дне, правда осталось немного воды, но это не то.
Второе разочарование – закрытые ларьки. Но это поправимо, у нас все с собой. Еще накануне сказали, что ограничат продажу спиртного. А кто предупрежден, тот вооружен. У нас все с собой.
Фонтаны, конечно, мы не в состоянии включить, но нажраться, это можно.
Расположились рядом с фонтанами, открыли бутылки, ну и спиртное полилось в наши неокрепные организмы. Через некоторое время спиртное ударило нам по шарам, то есть по тем местам, которыми мы через некоторое время должны сдавать эти проклятые экзамены. Эйфория взрослой жизни пришло быстро.
Потребность в охлаждении мозгов возрастала с каждой минуты.
— Давайте хоть поползаем по ним – предложил кто-то.
А фонтан представлял какую-то абстрактную конструкцию новомодного архитектора. Хрен поймешь, что откуда торчит, но лазить можно.
Снимать туфли я побоялась. А ну как ноги можно распороть разным мусором, которого в фонтанах предостаточно.
Я прям в них спрыгнула в воду, несколько шагов и я оседлала какую- то конструкции. Рядом расположилась моя подруга Маринка. Другие конструкции тоже оседлали подпитые выпускники.
И тут к всеобщей радости и к нашему удивлению забил фонтан.
— Ура!!! Блин! Черт! – пронеслось вокруг.
Сначала, мне было не до радости. На меня обрушился столб воды. Моментально промокла школьная форма. Бантики просто сбило струей с моей головы. В лицо било несколько струй. Что я успела сделать, это спрыгнуть вниз и закрыть руками лицо. Куда идти было не видно. Я попыталась сделать шаг, но только напоролась на еще одну струю, которая била, почему-то, снизу. Я сделала еще один шажок. Теперь струя била как раз мне в промежность. Я чуть – чуть подвинулась, теперь струя била мне в промежность, в мою щелочку, приятно лаская. Я подставляла различные места моей писи в центр струи. Я отметила, что начинаю возбуждаться. Теперь потоки воды, уже не казались мне чем -о экстремальными, а стали доставлять удовольствие. Падающая сверху вода трепала мои груди. Их словно, мяли и теребили сразу несколько человек. Сосочки встали. И я ими ощущала материю школьного платья.
— Ура! Наконец все закончилось! К черту учения, эту школу! – заорала я словно резаная.
— Свет! Ты что дуррррра! Выходи, замерзнешь. – слышала я сквозь журчание воды.
Холода я не чувствовала, а вот нарастание возбуждения. Я была в блаженном состоянии и мечтала о том, чтобы кто-нибудь из ребят, а лучше это будет Сашка, пробрались ко мне, вытащил свой член и прямо там, в фонтане, засадил его мне по полной программе. Хотя я понимала, что это было уже из области фантастики, за осуществление которого можно было попасть этак суток на пятнадцать.
Открыла глаза и не поверила, Сашка стоял рядом со мной. Он пробрался сквозь стену воды, для того, чтобы выдернуть меня из этого мира.
— Свет! Ты что, рехнулась, замерзнешь ведь – услышала я сквозь шум воды.
Я была на седьмом небе в голубых облаках, и его слова прозвучали как гром.
Он меня просто выволок из-под струй. Народ стоял около бортика и смотрел на меня недоуменными глазами.
— Ну, ты даешь! – слышалось вокруг.
— Я еще туда хочу – сказала я.
Киска моя уже возбудилась, и была не прочь в этом фонтане и кончить.
Но, к моему большому сожалению, пришли какие-то дяди в желтых жилетах, и фонтан перестал опять работать.
— Баста детки! Все! Накупались! Фонтан больше работать не будет, теперь будем работать мы.
Мы пошли дальше в парк. Я еще долго была под впечатлением навалившегося на меня чувства водной отрешенности. Вода была везде и всюду. Ах, как хотелось, чтобы фонтанчик из-под земли бил чуть-чуть сильней.
Но все это уже было в прошлом.
Народ начал задумываться над продолжением банкета. Кто-то просто хотел напиться. Кто-то уже хотел домой или имел свои личные планы на продолжение праздника.
— У других выпускников мы узнали, что в ночном клубе будет пенная дискотека посвященная последнему звонку.
Я честно говоря никогда вообще не была в ночных клубах. Поэтому сразу согласилась.
Из класса нас до клуба доехало человек пять-шесть. Остальные погибли смертью храбрых, пытаясь в себя влить через чур много жидкости с градусом.
На месте были часов в десять. Хорошо, что успели занять столик, а то пришлось стоя ждать эту пену. Диджей все бегал по сцене и орал как резаный: «Вы готовы! Вы готовы! Сейчас начнется!».
Это «сейчас начнется» он орал еще часа полтора. Но когда, наконец, я увидела потоки белой воздушной массы, эмоции захлестнули меня.
Первое, что пришлось сделать, так это снять туфли на каблуках. Пол стал очень скользкий.
Как я не упиралась, но Сашка затащил меня почти в центр, где пена была почти с рост человека. Она сразу набилась в уши, рот, глаза. В этой суматохе я потеряла своих. Фартуком попыталась вытереть себе лицо, но он оказался мыльным, и только испачкала его тушью. На ощупь я наткнулась на какого-то парня, уткнулась ему в спину носом, и вытерла свое лицо об его футболку.
Ребята лапали меня со всех сторон, даже под платье пытались залезть , но я стойко держала оборону, хотя не скрою, это доставляло мне удовольствие. Я даже немного стала возбуждаться.
Моя школьная форма потихоньку становилась мыльной и влажной. Скоро она стала совсем мокрой, но платье не прилипло к телу, а скользило по нему из-за мыльного раствора, что сыпался нам на голову.
Хочу заметить, что таких как я, в школьной форме было немного, большинство уже успели переодеться в джинсы и футболки. А мы еще с утра не переодевались. Вот поэтому я быстро нашла своих ребят. Они были еще совсем сухие, успели выскочить к окраине танцпола. Я только вошла в раж, и потащила сою лучшую подругу в центр . Она подскользнулась и упала. Мне пришлось ее везти по полу. Потом упала и я. Это надо было видеть. Темное платье проглядывается сквозь пену. И еще белый фартук, который прилип к платью. На полу была совсем другая жизнь. Там народ прикрываясь пеной, обнимался, ласкался, и пробовал целоваться. Но мне надо было искать Сашку, и я встала на ноги.
Кто ищет, тот всегда найдет. Вернее он меня нашел, и повалил на пол, для чего догадаться нетрудно. Мы попытались поцеловаться, но из этого ничего не вышло. Еще больше пены набралось в рот. Его рука скользнула ко мне в трусики. Я тоже ответила ему, засунув руку в штаны. Его друг был уже в состоянии стояния. Он застонал. Я продолжила под прикрытием пены. Через некоторое мгновение он кончил. Я постоянно оглядывалась по сторонам, но до нас никому не было дела. Наверно этим же занимались еже несколько пар. Кончать здесь я постеснялась, хотя очень хотелось попробовать. И неизвестно, чем могло это все закончиться, если бы не отключили пену.
Через некоторое время стало холодно. Я замерзла и рванула в туалет к ручным сушилкам. Но там уже образовалась большая очередь.
— Давай рванем ко мне – предложил Сашка – тут недалеко. Иначе банально можем заболеть. У мня и ванна большая есть.
— Ты свое уже получил – ответила я.
Я очень хотела домой, в тепло и ехать куда то совсем не хотелось.
— Но ты то, еще нет! — воскликнул он.
Да, я была возбуждена, и очень хотела, чтобы Сашкин член побывал сегодня у меня в гостях. Его убеждения, что мы поедем на машине убедили меня. Хотя я не уверенна, чтобы кто то нас мокрыми посадил в салон. Но один звонок Сашки кому то решил эту проблемку.
И вот наконец, мы на месте.
— Проходи! Раздевайся! А я побегу наполнять тебе ванну.
— А почему тебе, а ты что сегодня не будет купаться – удивилась я.
Но он мою фразу уже не слышал, в ванне полилась вода.
«Раздеваться, а зачем» — подумала я. Все равно вся одежда мокрая. Я только туфли скинула и прошла в ванную комнату. Ванна у него оказалась даже больше, чем я предполагала. Там стоит почти двухметровая джакузи. В таких условиях отдаться парню одно удовольствие.
Я встала на дно джакузи.
— А ты что раздеваться не будешь – удивился он.
— Нет! – быстро ответила я и как заору – Праздник продолжается.
И затащила обалдевшего Сашку к себе.
— Дай хоть пиджак снять – вырывался он
— Нет! Только в пиджаке и с лентой – ответила я, пытаясь не дать ему вылезти из джакузи – Пиджак на тебя должен обидеться, ты сегодня столько купался, но его снимал. Теперь настало время искупать и его.
— Но так же неудобно трахаться! – настаивал он.
— Кто тебе это сказал? – снимая трусики, ответила я.
Наконец он смирился с этим и лег на дно джакузи. Я устроилась рядом с ним. Его рука тут же оказалась у меня между ног. Мы лежали и наслаждались друг другом. А еще я наслаждалась видом мокрой формы. Белым фартучком, подол которого плавал на поверхности.
И тут хлопнула входная дверь. Сашка замер как замороженный. На его лице читался сильный испуг.
— Саш, а Саш. Ты дома! – раздалось из коридора.
— Вот так попали! Это моя старшая сестра – прошептал он мне на ухо.
— Черт! А я ванну не запер – продолжил он.
И тут на пороге появилась девушка.
— Ой! А что вы тут делаете? – удивленно спросила она.
— П-п-последний звонок отмечаем – заикаясь, проговорил он.
— А днем, что не получилось? – заинтересовалась сестра.
— Да все фонтаны выключили. В клубе напенились, теперь вот отмываемся – нашлась я.
Тут в проеме показалась голова парня.
— Класс! А неплохо вы тут устроились! – восхищенно сказал он – А почему в одежде!
— Традиция! – прорезался голос Сашки.
-Ты извини, что так получилось! – сказала она – я думала, что ты будешь поздно.
Возникла неловкая пауза, из которой вывел нас Олег, парень сестры.
— Ну, раз так получилось, то давайте праздновать ваш звонок вместе.
Сестра посмотрена на Олега с благодарностью. Он что-то шепнул ей на ушко, и они удалились, пообещав вернуться в скором времени.
Заниматься сексом уже не было смысла, мы просто легли на дно и расслабились. Я любовалась своим фартучком, крылышки которого плавали рядом с лицом, нежно щекоча щеки; моими грудями, которые, торчали из воды и блестели от мокрой материи, под светом ламп.
Прошло немного времени, как сестра Сашки показалась в дверях ванной комнаты. На ней красовалась, такая же школьная форма, как и на мне. Волосы были заплетены в две косички, на концах которых красовались два огромных белых банта.
— Ух, ты! – выдохнули мы.
— Откуда? – удивилась я.
— Ну, мы тоже не лыком сшиты – ответила сестра.
Олег остался в джинсах и белой рубашки.
Сестра села на бортик джакузи и перекинув ноги через край, поставила в воду свои ноги, обутые в ярко красные туфельки и белые гольфы.
— Ну как? – спросила я.
— Да как то странно – ответила она, вынимая поочередно, то одну ногу, то другую.
Сашка встал, уступая свое место сестре. Та все поняла и опустилась рядом со мной на колени. Подол платья оказался на поверхности воды, и она провела руками по нему, немного притапливая его. Немного намокли края рукавов. Она подняла руки и отжала воду. Она встала, зажала материю юбки между ягодиц и опять села.
— Так интересно! Никогда не думала, что такая игра в воде может так возбуждать.
Настало время переступить край джакузи и Олега. Он встал в воду. Мы стали поливать воду на его джинсы из горстей, периодически поглаживая ткань джинсов. Когда дошли до ягодиц, он попросил прекратить нас «издеваться над ним».
Я взглянула на промежность, конечно там уже увеличился бугорок. Это должно быть очень возбуждающе. Две девчонки поливают парня, периодически лаская его ноги.
— Да! Вчетвером нам тут не лечь – сказала я.
— Вы же хотели праздника, а не сонного царства – удивился Олег.
Все с надеждой посмотрели на него.
Ну если вам не жалко пола, если мы его зальем, если все стены будут в мыле, то у меня есть верное средство под название «Ферри».
— Ты сейчас бежишь на кухню за моющим средством, бокалами, а я в комнату за магом и бутылкой шампанского.
Они выскочили из ванной комнаты, оставляя в коридоре мокрые следы.
А мы все ненужное, на данном этапе, полотенца, халаты, короче говоря, все то, что может намокнуть убрали из ванны.
Олег тем временем, приладил магнитофон рядом с ванной, а в джакузи вылил почти целую бутылку «Ферри».
Мы открыли бутылку шампанского, выпили, включили музыку и залезли в джакузи танцевать, а заодно взболтать моющее средство. Под ногами у нас стала образовываться пена. Она росла с каждой минутой. Вскоре пена полезла через край.
— Ничего страшного – сказал Олег – потом вместе вымоем.
Пена уже достигла края наших платьев. Она нежно щекотала мои ноги. Я присела, и оказалась в каком-то сказочном царстве. Вокруг пена искрилась и сверкала. Я вспомнила клуб. Там было нечто похожее. Под платье набилось изрядное количество пены, юбка вздулась. Лопающиеся мелкие пузырьки нежно щекотали мою писечку. Неожиданно ко мне присоединилась Сашкина сестра. Обняла меня, и мы с ней повалились на дно.
— Эй! Подруги вы где? – заволновались наши мужики – нам, что вас в этой пене искать?
Мы молчали. Сашкина сестра поставила свой палец мне на губы.
Ребята стали нас искать в этой пене, и я ощутила прикосновения их рук к своему телу. Тут была своя изюминка. Я не знала, чья это была рука. Может меня сейчас Олег ласкает. Потом мы резко вскочили и разогнали пену по всей ванны. Теперь она было не только на полу, но и на стенах, потолке, везде и всюду.
— Вот наши школьницы — заорал Сашка.
— А вы смотритесь супер – поставил свой вердикт Олег.
Я взглянула в зеркало, и поняла что мы, супер. Пена висела на нас отдельными сгустками. Что-то где-то закрывала, что-то где-то нет. Но в общем получалось даже очень неплохо.
Олег, что-то шепнул Диминой сестре, и они сбив с себя пену, исчезли в коридоре.
— Они что-то придумали – сказал Сашка.
И действительно, они приволокли два старых фонаря, поставили на пол, в равных концах ванной комнаты и выключили свет. Комната погрузилась в мягкий полумрак. Отдельные пенные куски, заиграли разноцветными радужными огоньками. Верх шапки пены в джакузи светился разным цветом, а чем ниже была пена, чем она становилась сначала серее, потом ко дну все чернее и чернее, что придавало джакузи особый шарм. Олег сменил диск с музыкой. Заиграл «Саваш».
Сашкина сестра затащила меня в самую пену.
Мы стояли напротив своих парней и дразнили их. Поднимая и опуская подол платья, игрались с шлейками фартуков.
— Повторяй за мной и учись – шепнула она мне на ухо.
Мы начали двигаться в такт музыки. Плавным движением она расстегнула на своем платье школьной формы верхнюю пуговичку. Я не стала повторять за ней, просто расстегнула у нее вторую пуговичку. Из под лифа платья показался ее белый ажурный лифчик. Потом она оказалась у меня за спиной и расстегнула на моей школьной форме все четыре пуговички. Ловким движением стащила с моих грудок лифчик, незаметно ущипнув за один сосок. Я развернулась к ней лицом, что хотела сделать подобное, но она впилась своими губами в мои. Я почувствовала, как ее язык настойчиво проник в мой рот. С девушками я еще не целовалась. Потому, меня словно обожгло. Она продолжала играть своим язычком в моем рту, одновременно снимая с меня платье. От наплывших чувств, я позволила ей делать со мной все, что ей захочется. Вдруг я ощутила, на своих сосках чьи-то язычки.
«Да это Олег и Сашка меня ласкают» — осенило меня. Ладно, Сашка, но как посмел Олег – промелькнула у меня в голове. Но это было лишь волна мгновенного возмущения. Меня накрыло сексуальное блаженство.
Вскоре платье висело на бедрах, только благодаря мокрой материи, прилипшей к телу, оно не упало совсем. Фартучек висел опять на плечах.
Ребята переключились на другую девушку. Через некоторое время, на ней не осталось ничего. От групповухи нас удержал здравый смысл и Олег.
— Пускай ребята остаются здесь, а мы пойдем к себе – сказал он сестре — и у нас и у них еще есть дела. Не будем им мешать.
Вот такой у меня получился Последний звонок, после которого я и Сашка больше не расставались.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий