После представления

Наша карета влетела на территорию замка.
Впереди, среди зелени был виден фасад с мраморными колоннами, которые поддерживали балкон замка. По обеим сторонам его возвышались башни, покрытые роскошными вьющимися растениями.
Между высокими белыми мраморными колоннами виднелся свод величественного портала замка, стены и арки которого были отделаны прекрасной работой. Окна, как среднего флигеля, так и обеих башен украшены красивыми арками. А плоская крыша всего замка была покрыта бойницами, в промежутках которых возвышались маленькие башни. Карета подкатила к входу.
Две большие мраморные лестницы, покрытые толстыми коврами, вели наверх. Этот главный портал, образующий свод ротонды, магически освещался множеством ламп, бледный свет которых падал на большую мраморную статую, изображающую беспорочную Юнону, и производил чарующее впечатление. По обеим сторонам лестницы, между которыми стояла эта статуя, лежали два мраморных льва, из пасти которых били вверх фонтаны, разбрасывая вокруг мириады брызг. Подняться по этой лестнице не попав под брызги, было практически невозможно.
Брендон первый, еще на ходу выскочил из кареты. На входе нас встречали Водтон и Берни.
— Мы уже стали волноваться, что вас так долго не было. Берни переживает, что Тэн сегодняшних приключений хватило, и она решила отказаться от приема – сказал Водтон.
Лакеи подали мне руку и я выпрыгнула из кареты.
— Дамы должны сходить по ступням, а не прыгать как ребенок – поучала меня Берни. – Я так и думала, что ты выберешь золотисто желтое шелковое платье из кремовых кружев и шлейфом, расшитых поблескивающими гранатами.
Сама она тоже сменила свой наряд. Теперь на ней было синее бархатное платье отделанное оборками. Манжеты были из атласа. Грудь переливалась блестящим узором. Тонкая серебристая нить была вплетена в бархан. В волосах были вплетены голубые цветы.
Пока мы поднимались по лестнице, нас со всех сторон окружали миллионы маленьких капелек. Они искрились на свету. Как хотелось остановиться и постоять в этой чудесной красоте.
— Поднимайтесь быстрее. Народ уже весь собрался. А ты можешь прийти сюда потом – поняла мое замешательство Берни.
Народу в замке было уже довольно много. Везде шуршали атласные, шелковые, бархатные платья, шитые золотом и серебром, горели бриллианты и драгоценные камни на костюмах, специально для этого вечера выписанных из Парижа.
Общее количество приглашенных, было сильно меньше, чем в театре. Здесь были истинные сливки общества и большие любители купаний.
Мы вошли в зал под аплодисменты. Присутствующие здесь конечно знали, кто я такая.
— Лорд! Ваше высочество! Мы приветствуем вас на нашем балу и благодарим за честь, которую вы нам оказали! – произнес импозантный распорядитель этого бала, одетый во фрак – я полагаю, это будет вечер изысканнейших наслаждений.
Главный зал, или бальный, где давались балы, был убран с восточным великолепием. Посреди зала, которая могла вместить более четырехсот человек, был устроен высоко бьющий фонтан, распространяющий аромат и прохладу. Пунцовые с золотом обои покрывали стены, в которых сделаны были ниши, закрывавшиеся при желании портьерами. В нишах били маленькие фонтанчики. Львиные головы выбрасывали воду из пастей. С прекрасно расписанного потолка спускалось множество люстр, зеркала в глубине зала увеличивали его до бесконечности.
Внутренность каждой ниши была отделана пунцовым бархатом, там стояло несколько кресел. С потолка спускалась круглая лампа, а в стене был сделан звонок, чтобы вызывать прислугу.
С одной стороны зала, на галерее, помещался оркестр, а высокая дверь под этой галереей вела в стеклянный, или театральный, зал.
Под эти овации, мы проследовали дальше.
Если бальный зал можно было назвать верхом великолепия, то этот был поистине волшебным.
Нигде не видно было ни одной лампы, а между тем зал был залит морем света. С трех сторон стены обвивала искусственная зелень, с четвертой находилась сцена, предназначенная для танцовщиц и певиц. Верхнюю часть зала занимали ложи, богато украшенные тропическими растениями, потолок был зеркальным. Раздвижные двери, искусно устроенные в зелени по углам залы, вели в другие комнаты меньших размеров и отдельные маленькие кабинеты, устроенные со всевозможным комфортом; всякий мог найти здесь то, чего желал и что ему нравилось.
По углам зала раскинуты великолепно убранные шелковые палатки, в которых столы сервированы шоколадом, мороженым, шампанским и конфетами.
Вот к одному из таких столиков мы и направились.
Я уже почти привыкла к своей роли, но не могла равнодушно находиться в платьях этого времени. Они меня просто возбуждали своей красотой, своей материей.
Прислуга на этом приеме была в основном мужская. Это было сделано, для того, чтобы возбужденные посетители не отвлекали служанок от их основных обязанностей.
Рядом, за соседними столиками находились уже знакомые мне люди. Было видно, что шампанское немного раскрепостило их. Руки некоторых были под платьями своих спутниц.
— Милочка – обратилась ко мне леди Винчер – Как вам нравиться у нас? Для вас наверно все происходящее в новинку, не утомились еще за целый день.
— Пока нет. Мне здесь очень интересно. Сама обстановка и напрягает и расслабляет. – ответила я.
— Она у нас молодец! – вставила Берни.
— Это она придумала живые картинки на движущихся сценах, всегда чарующих зрителей – подключилась леди Форстейт (мать Брендона) Сейчас мы это увидим.
Начинался спектакль.
Зеленый бархат дрогнул, и пополз вверх. По краям сцены включились фонтаны. Струи были направлены во внутрь, поэтому брызги не долетали до зрителей. На сцену стали выезжать живые картинки. Люди замерли в определенных позах и не двигались.
Вот кавалер просит у дамы руку и сердце. Он склонил колено и протягивает к ней руки. Кровать, в шелках на которой лежит женщина, а у изголовья сидит служанка, одетая в черное платье с белым передничком. Вот три девушки в платьях сидят за столом и пьют чай. Три пары замерли в танце.
Сначала они проезжают тоненькие фонтаны. Вода словно обрызгивает эти картинки. Потом средние, и наконец, мощные фонтаны способные обрушить на головы большие потоки воды. Платформы на которых располагались люди вращались. Так что эти живые картинки можно было рассмотреть со всех сторон, к тому же вода равномерно распределялась по всей поверхности. В конце концов, люди становились мокрыми до нитки, и рассмотреть это можно было в мельчайших подробностях. Вдруг они ожили на несколько минут. Это были маленькие пантомимы. Потом они опять замерли
Неожиданно это стало меня возбуждать. В этом процессе намокания, есть что-то такое. Мне захотелось побыть на месте одной из девушек. Конечно, сейчас это было невозможно, но я решила попробовать с этим позже.
— Эти картинки вы еще можете рассмотреть внимательней в оранжерее – сказал распорядитель.
После зазвучала музыка и на сцену выплыли десять танцовщиц балерин. Фонтаны включились вновь. Но теперь они выдавали мириады маленьких брызг. В танце их белая одежда намокала и становилась совершенно прозрачной. Народ, особенно его мужская часть взревела от восторга. После танца, мокрые танцовщицы перешли в зал и под музыку, в прозрачных костюмах и пачках стали кружиться среди зрителей, и кокетливо заигрывать с ними. Они старательно разогревали народ.
Затем появились девушки в старинных испанских костюмах. Шелковые накидки, обшитые галунами, грациозные шапочки, коротенькие до колен панталончики с бантиками и белые шелковые прозрачные чулки. Под громкую музыку они стали исполнять танец. Это был канкан. Глаза присутствующих не могли оторваться от танцовщиц, с таким умением они демонстрировали свои прелести. На середине танца вновь включились фонтаны. От их быстрых телодвижение, брызги стали попадать в зал, на зрителей, чем вызвали бурю восторга.
Вдруг в соседнем зале послышались крики.
— Что там происходит? – спросила я Берни.
-Ничего страшного! Это в фонтане стали изменяться углы наклона струй. Вот некоторых танцующих и обрызгало.
— А мы пойдем туда? – поинтересовалась я.
— Конечно! Но немного позже – ответил Водтон – сначала надо немного подкрепиться.
Нам принесли горячее.
Я все это никогда не ела. Дома максимум жарили шашлык в лесу. А тут такое разнообразие блюд. Хотелось попробовать все. Но в меня это не влезло бы.
Брендон открыл бутылки вина. Шампанское почему- то у нас на столиках не было.
— Дорогая Тэни, сегодня наше самое главное богатство это вы! За вас! – произнес тост Водтон.
— Скажи своим желаньям да! — услышала я голос леди Винчер – Что хочет человек больше всего деньги, власть, но самое потаенное желание – это свобода. Свобода от условностей, от морали, от принципов которые распространены в этом обществе. Теперь тебе ничего не мешает окунуться в мир своих фантазий.
Больше всего я хотела не Брендона, а чемпиона по плаванию Бредвейка. Он такой сильный, статный. От него так и пышет энергия жизни.
А еще я хотела к живым картинкам. Чем-то таким они меня привлекли. Но покинуть эту компанию, было верхом неуважения.
Веселье в соседнем зале было в самом разгаре.
Конечно, трахаться на полный желудок занятие довольно специфическое, но и силы тоже надо подкрепить. Неизвестно что меня ждет впереди.
— Ты хочешь нашего чемпиона – раздался в моей голове ЕГО голос – сейчас это невозможно. Он уже далеко отсюда. Я не мого завернуть карету обратно. В будущем ты его получишь, а пока довольствуйся малым. Отдыхай пока, сегодня тебя ждут новые приключения.
В зале было занято пять или шесть столиков. Людей сидящих за ними я не знала.
Ужин подходил к концу. Как только подали десерт из фруктов, то неожиданно, прямо из середины столика забил фонтан из мелких брызг. Несколько человек вздрогнуло. Я только успела охнуть. Мелкие брызги стали покрывать мое платье тонкой водяной пленочкой. Волосы соседок заблестели меленькими блестками. Это водяные капли оседали на волосах. В зале стало заметно свежее.
— Как здорово придумано! – обратилась я к Берни.
— В зале стало жарковато, вот и включили охлаждение. Думаю пора начать осмотр нашего замка.
Наша одежда была еле влажная. Тысячи капелек покрывали ее.
Мне хотелось посмотреть все. От живых картинок до фонтана при входе, забежать в оранжерею.
Конечно сопровождать меня вызвался Брендон. Но нас вдвоем не отпустила Берни. Ведь она пока отвечала за меня. Поэтому она тоже составила нам компанию с лордом Водтоном.
Узнав, что картинки можно увидеть и в оранжерее, мы и направились прямо туда.
Это была оранжерея, устроенная с необычайным искусством и своим великолепием и естественностью превосходящая самую смелую фантазию. Истинное произведение искусства, перенявшее от природы все ее красоты.
Вдоль стеклянных стен росли апельсиновые деревья и пальмы, между ними кое-где устроены были цветущие беседки среди зарослей сирени и жасмина. Местами искусственные гроты, сложенные из дикого камня, таили в себе источники кристально-чистой воды, которая в виде журчащих ручейков стекала в беломраморные бассейны. Роскошная зелень деревьев и кустарников освещалась сверху матовым светом. Аллеи были украшены статуями и фонтанами, а тропические растения и цветы довершали сходство этого зимнего сада с висячими садами в гаремах восточных владык. Между всего этого и разместились так называемые живые картинки. Люди стояли в фонтанах, только позы стали намного фривольней. Вот девушка собирается делать миньет. А вот уже половой акт. Он забросил юбку платья ей на спину, сам примостился сзади и замер.
В каждом гроте была показана какая-то миниатюра. В одном гроте фонтан бил маленькими струйками, в другом люди находились под большими потоками воды. Только приблизившись к ним ближе можно было понять, что это были живые люди.
— Как они умеют так замерать? – спросила я у Берни.
— Тренировка и еще раз тренировка. Они получают довольно приличное вознаграждение, так что это в их интересах.
— А можно их потрогать – шепнула я на ухо Бенрни.
— Для тебя все можно.
Я подошла и взяла в руки член, который находился в опушенном состоянии у того, кому якобы собирались делать миньет. При этом рукав платья пришлось намочить.
Человек дернулся лишь на мгновение и остался неподвижным. Я начала теребить член под неодобрительным взглядом Брендона. Эрекция не заставила проявиться.
— Вот так кажется лучше смотрится – сказала я.
Моя шутка очень понравилась Берни.
— А ты становишься с каждым моментом раскрепощеней. – заметила она.
— Ты знаешь, а я все уже мокренькая там, твои картинки так меня возбудили, что я готова поменяться с ними местами.
— Ну вот только моих людей портить не надо – строго ответила она.
Мы шли к одной из таких ротонд. Полукруглый свод закрывала сплошная стена воды. Чтобы попасть туда, надо было пройти сквозь нее. В первой ротонде были слышна возня людей занимающихся блудством.
— Эта уже занята, придется искать другую, свободную – сказал лорд Водтон.
Следующая была свободна.
Первым прыгнул Водтон. Потом было предложено мне. Я влетела в грот с быстротой молнии, так что и намокнуть особо не успела. Берни же входила медленно сначала протянула руки, потом медленно проходила через поток, основательно намокая в своем синем бархатном платье. Даже тогда, когда казалось, что она была уже в гроте, все равно она еще несколько секунд находилась под потоками, для того чтобы до конца намокла вся спина.
Из стены грота был источник воды. Потом вода стекала по камням в небольшой бассейн. В гроте веяло свежестью и прохладой. Сиденья располагались вокруг бассейна, за спинами как раз и текла вода. В углу стоял столик с шампанским и мороженным.
Я очень контрастировала с Берни. Мокрая и сухая.
— А вы очень эффектно смотритесь сказал лорд.
— Только я все еще сухая – парировала я.
Я нашла способ намокнуть. Я села на скамейку бассейна и прислонилась к стенке, по которой текла вода. Маленькие ручейки сначала потекли по волосам, потом по спине. Я запрокинула голову назад, давая намокнуть волосам. Ручейки потекли по лицу и дальше по шее, груди. Приятная дрожь пробежала по моему телу.
Вдруг я почувствовала чьи то губы. Это была Берни. Ее губы я уже знала. В тоже время подол платья начали задирать Брендон и лорд.
Берни обещала мне наслаждение, которого я никогда не испытывала. Никогда не испытывала такого экстаза. Мои соблазнители продолжили ласкать самые сокровенные уголочки моего тела, медленно подводя до исступления, и я стонала все громче, пока мир вокруг для меня вдруг переменился.
Я почувствовала как вместо воды на меня стала течь что то густое и теплое.
Не знаю что делать дальше , для меня это было впервые, как удар грома в летнем небе.
Поток нарастает. Это шоколад! Водопад шоколада. Сладкая масса заливает мне волосы. Стекает по плечам, спине. Я выгибаю спину. Теперь шоколад залил мое лицо. Глаза. Превращая меня в изысканное лакомство.
Платье! Мелькнула у меня в голове. Оно же испортится. Да черт с ней. Потоки массы текут по моим грудям. В подоле образовалось небольшое озеро. Оно в буквальном смысле образовалось у меня между ног. Я не хочу выпрямлять ноги. Наоборот подбираю их под себя. Стараюсь как можно больше собрать шоколада.
Облизываю губы. Набираю полный рот шоколада и выпускаю его фонтанчиком.
Темная сладость капает вниз и, слоистыми волнами, закрывает мое платье. Господи!Господи!Господи…
Я шоколадная леди. Даже платье намекало мне, какие приключения ждут здесь меня.
Что то подобное я ощущала, когда принимала крещение, но то было масло, легкое, воздушное. А это наоборот тяжелое и тянучее, оттого не менее приятное.
— Добро пожаловать в мир наслаждений, малышка — Прошептала мне на ушко Берни. Я ничего не смогла ответить, голос не желал слушаться меня, все что я могла сейчас сделать это поцеловать ее так, как этого никогда не делала. Выпятила свои губки. Но к губам приник Брендон. Берни смогла пристроиться сзади, села под фонтан, и обхватила меня руками. Она водила своими руками по моему телу, животу и грудям, растирая шоколад по телу. Томные, медлительные ласки сводили с ума. Неизвестно сколько времени прошло, умелые руки играли моим телом, словно скрипкой, задевая потайные струны, извлекая чувственную мелодию вздохов и стонов. Тело не слушалось, с радостью оплавляясь в руках искусительницы. Но сорваться в бездну мне не дозволяли, лишь чутко подводили к самому краю и тут же утаскивали назад, отдаляя от такого желанно прыжка. для меня все слилось в одно чувственное мгновение,
Ее губы ласкали мою шею, казалось что руки везде. Словно сквозь толщу шоколада услышала голос Берни:
— Тебе же нравится?
Я не могла ответить, из моей груди вырвался лишь тихий стон наслаждения. Их ласки становились все смелее и смелее. Кто то пытался поднять подол моего платья, но сделать это было довольно проблематично, из за тяжести шоколада на подоле.
Постоянное напряжение достигло своего предела и побудило к действиям. Достаточно резво выпуталась из жарких объятий и опрокинула Берни на спину, по пути перехватывая руки, и вместе с ней плюхнулась в образовашееся озеро шоколада.
Глубина была достаточна, для того, что бы мы с ней полностью ушли под липкую массу.
Шоколад сковал меня полностью. Не хватало воздуха. Но я бы оставалась в таком положении как можно больше времени. Все же я не Берни, которая может наслаждаться ныряя и задерживая дыхание на несколько минут.
Я почувствовала, как сильные руки мужчин вырвали из этого месива и подняли над землей. Только что была залита шоколадом, а теперь лечу словно в полете.
Меня положили на что-то мягкое, глаза были залеплены шоколадом, но просто протереть мне не дали. Я ощутила на своем лице их члены.
Сосать шоколадный член, надо вам сказать еще то удовольствие.
Но неожиданностью для меня стало большее количества рук меня ласкающих.
Когда я, наконец открыла глаза, то увидела, что родители Брендона тоже присоединились к нам. Их одежда еще не была измазана шоколадом.
— Какое у вас тут веселье – сказала леди Форстейт. – Мы тоже хотим присоединиться к вам. Долго вас искали по оранжерее. Как вы тут все перемазались. Я хочу быть такой же.
Я не могла видеть себя в зеркало, но других я разглядела. В общем то смотреть было не на что, два шоколадных человека, полностью покрытых шоколадом, с практически чистыми от шоколада членами. И еще один , который пытается пробраться ко мне между ног. Эта была Берни.
ОН запретил, дабы не травмировать мою еще неокрепшую киску, частыми посещениеми членами, поэтому их роль выполнял язычок Берни.
А мне было и так очень хорошо. Все сильнее спазмировались мышцы тела, все сильнее отключалось мое сознание, улетало куда-то в нескончаемую даль. В газах потемнело, потом появились бесконечные лабиринты, ходы. Пульсирующие розовые, сиреневые волны, горки, по которым я скользила вверх, вниз.
Однажды познав такое удовольствие, отказаться от него было уже не возможно.

Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s