Таня после путешествия. Первое приключение.

Вернувшись из путешествия, я уже не была жалким испуганным ребенком, а довольно уверенной в себе дамой.
После путешествия, я выкинула свои брюки. Теперь я собиралась ходить исключительно в платьях и юбках. Я знала, чего хочу и как насладиться жизнью. Могла, правда не всегда, в зависимость от мощности проходящего циклона над городом вызвать дождь и грозу.
Одно мероприятие я ждала с особенным волнением. Приближался последний звонок у школьников. То чего я задумала сделать с погодой к этой дате, мне одной было не под силу. Требовалась помощь ЕГО, моего виртуального мужа.
К последнему звонку, как принято, приготовила коричневое платье и белый фартучек. Два белых бантика, гольфы и черные туфельки.
Линейка была назначена днем на центральной площади. Город не большой, и все выпускники свободно поместятся на ней. Настало 25 мая.
Настало утро. Я оделась, прихорошилась и вышла на улицу. На улице была чудная погода, светило солнышко.
В школе все было торжественно. Но ровно за десять минут до окончания последнего урока, родник который бил у нас на окраине города и в свое время натворил чудес, резко увеличился в размерах. С каждой минутой он увеличивал мощность выброса воды. Потом вместо воды стали вытекать потоки грязи. Он поднимался и поднимался, заливая улицы города грязью. Ее количество становилось угрожающе. Потоки грязи, смешанные с нашей ископаемой глиной, текли по улицам, покрывая асфальт коричневой жижей. Так продолжалось недолго. Полчаса хватило, чтобы завалить пол города. В некоторых местах асфальт начал вспучиваться и растворяться. Первым делом асфальт исчез на главной площади.
Потом все стихло. Ручей вернулся в свою обычную фазу. Но половина города было завалено грязью. Все бросились к окну.
— Опять родник бушует – сказала наша классная руководительница — наверно линейку отменять. Она еще помнила тот случай, когда все просто так ходили мокрые и купались в лужах.
Но как я и предполагала, линейку никто не собирался отменять.
Народ шел по улице, совершенно не обращая на грязь. Некоторые дети уже сидели в ней, все чумазые и довольные.
Первым делом, когда я выскочила на улицу, то зачерпнула ногой грязную жижу. Я почувствовала, как жижа растекается по всей стопе. Она была теплая и приятная. Как раз такая, как и планировалось. Вряд ли кто в промозглую погоду и в холодной жиже захотел поваляться.
Появилось желание тут же плюхнуться в нее. Она так манила своей нежностью, но мне еще рано было расслабляться, нужно было сделать дело.
Правда пока я дошла до школьного двора мои гольфы превратились в коричневые. Ну и ладно. Самое главное фартучек оставался белым.
Перед школой уже празднично одетые школьники младших классов играли в свои обычные игры и радовались возможностью покидаться друг в друга грязью.
Одна девочка с огромными бантиками в косичках и гипюровом фартуке набирала полные ладони грязи и подкидывала вверх. На других сверху летели грязные комки.
На белые бантики, на фартучки. Некоторые уже дети уже были все в коричневых пятнах. Они смеялись, рассматривая, чумазые лица друг друга.
В другом месте девочки прыгали через резинку. При каждом прыжке, грязь разлеталась в разные стороны. Вдруг одна задела резинку, оступилась и плюхнулась на попу в грязь. Но она не спешила подниматься.
— Вставай! – закричали остальные – Ты чего сидишь?
— Девчонки, а знаете как интересно и необычно. И очень даже приятно. Попробуйте.
Она дернула одну из них за рукав, та от неожиданности подскользнулась и плюхнулась почти на живот. Сначала она что-то хотела возмущенно прокричать, но потом сменила тон. Она лежала на животе и махала руками в разные стороны, имитируя плавание.
— А правда, такая теплая, даже вылезать не хочется – подтвердила вторая.
Девки, вы что с ума по сходили? – закричала, появившаяся на крыльце учительница.
Правда она сама была не чище. Светлая юбки и блузка была обляпана с разных сторон.
— Маря Ивановна! — закричала одна и учениц – Идите сюда. Посмотрите как кайфово!
Она уже перевернулась на спину и опустила затылок головы в жижу.
— Но это не значит надо вывалиться с ног до головы.
— А я так пойду домой – продолжала девочка.
Наш человек, отметила я про себя. Я была довольна своей работой.
— Танька! Танька! — меня заметили мои одноклассницы, которые тоже вырядились в белые фартучки ради последнего звонка.
— Смотри сколько грязи! Так и хочется нырнуть в нее.
«Поплавать и понырять вы еще очень даже успеете» — ухмылялась я про себя, представляя себе картинку линейки.
— Ну вот, теперь в грязи бултыхаться будем – вывел меня и радостного оцепенения голос нашей классной.
В городе была уже небольшая паника, но это уже была не моя забота. Заряженные флюиды, маленькие песчинки, находящиеся в составе грязи, должны были сделать свое дело. Я думала, что скоро все успокоиться и все будут заниматься дольше своими обычными делами. А завтра будет завтра.
Нас посадили в автобус, и мы поехали на линейку. Правда, кое-кто уже успел вымазаться. Но это были отдельные личности, общая масса выглядела еще нарядными, белыми и пушистыми.
Центральная площадь, как я и ожидала, была завалена небольшим слоем грязи. Но самое интересное, что под этим слоем, не было асфальта. Его просто поломало и смыло подземными водами. Но об этом знала только я.
Все выпускники выстроились в линейку. Мы стояли по щиколодке в грязи. Народ, как и раньше не придавал этому значению.
С трибуны прозвучали торжественные речи. Нас стали по одному вызывать, для выдачи подарков. Первая пошла Мила. Она смело двинулась вперед, но с каждым шагом начала все глубже вязнуть в грязи. Грязь уже поглотила белые гольфы, вот уже кромка платья измазалась. Но на ее счастье, этим все и закончилось.
Другая девочка почти без проблем добралась до трибуны. Следующая дошла только до середины, а грязь достигала ей почти до ляшек. Скоро она брела почти по пояс, разгребая впереди себя грязь руками. Она так забрызгалась, что на школьной форме почти не осталось чистых мест.
Следующие выходящие очень осторожно старались ступать. Они не знали, что их ждет впереди, а оставшиеся понимали, что им предстоит сделать то же самое, но никто из них не знал, в каком виде они будут стоять у трибуны. Для зрителей это тоже превратилось в интересное зрелище.
Я не собиралась идти к трибуне. Награждались только отличники, а я до известных событий не отличалась ни в учебе, ни в поведении.
Марина всегда была модницей и очень щепетливо относилась к своему внешнему виду. Но еще она была противной девчонкой, всегда задирала нос, и была жуткой эгоисткой. Ей тоже предстояла идти. Когда объявили ее фамилию, она замахала головой и отказалась идти. Наверно уже поняла, что ей предстоит. Природа не терпит плохих людей. Вот ее то, я и хотела искупать по максимуму.
— Орехова! Ну что же ты?
— Не хочу! Не хочу! — заорала она.
И тут же почва сама стала уходить из под ее ног. Она стояла на месте и буквально грязь засасывала ее. Она стояла на месте пораженная, оторопевшая. Стояла и смотрела, как ее белые гольфы исчезают в темной пучине. Лишь когда ноги провалились по колено, она попробовала выдернуть одну ногу. Но ее очень хорошо уже засосало, поэтому попытка была тщетной. Девочка испугалась не на шутку. Она старалась по очереди вытащить то одну ногу, то другую. Но она все уходила и уходила вниз. Вот уже и край платья коснулся жижи.
— Ну что же вы стоите? Помогите кто-нибудь! — девочка просто отчаянно кричала.
Никто, похоже, не рвался ее спасать.
Вдруг она потеряла равновесие и шлепнулась. Она пыталась инстинктивно упереться руками, но руки сами уходили в грязную жижу. Тогда она попыталась ползти. Это ей, в какой-то мере, удалось. Она, упираясь локтями, проползла некоторое расстояние. Это ей хватило, чтобы вытащить ноги. Она в изнеможении перевернулась на спину и распласталась на поверхности, запрокинув голову. От ее щегольского вида, не осталось и следа.
«Кричала, что у нее самый красивый фартучек. Ну и где он этот фартук. А так, самый обычный, как у всех. А сейчас вообще невозможно догадаться, в чем она была одета. Прическа, бантики. Она так хвалилась прической, а сейчас лежит в грязи и совсем о ней не думает. Волосы слиплись от грязи. …»
Но девочке, похоже, было все равно.
— Орехова! Снова раздалось с трибуны, ты подойдешь, наконец, за подарком или нет.
Она, молча встала, и побрела за подарком.
Какой это был возбуждающий вид. Небольшие комочки грязи скатывались по волосам, платью и шлепались обратно на землю. Фартучек прилип к платью. Когда то он был белым. Теперь его можно было принять за оборки коричне-черного платья.
« Почему ей не понравилось купаться. Все это делают с большим удовольствием».
— Это я у нее отнял на время фактор счастья – промелькнуло у меня в голове. Это был ОН. – Пусть подумает о своем поведении. Скоро все образумиться.
Вот и все, линейку объявили закрытой. И вот некоторые девочки, которые стояли у трибуны, вдруг разбежались, плюхнулись на живот и поскользили по грязи. Другие стали черпать горстями грязную жижу и поливать себя, не забывая при этом расстегивать пуговички у себя на платьях.
«Да прям как пенная дискотека, только вместо пены грязь» подумала я.
— А ты что сегодня такая задумчивая – вывел меня из мыслей голос Марты Эрастовны.
— Когда был потом, ты очень бойко купалась во всех водоемах, это я заметила. И твое изменившееся отношение к учебе, да и вообще к жизни я связываю с тем днем. Все же правду говорят, что он необычный. Может и сейчас кто-нибудь поумнеет. Правда, как то не вовремя. Учеба закончилась.
— Наоборот! – удивилась я – нам еще экзамены сдавать.
Потом до меня дошли слова Марты Эрастовны
— А что вы еще по поводу меня заметили? — прошептала я.
— Да странно все это. Твоя амнезия, когда мы тебя пару раз находили около леса. Скажи честно, ты к ручью ходишь, купаешься в нем.
— А вот вы о чем.
Чтобы отвести подозрения, мне пришлось соврать, что я купаюсь.
— Возьми меня с собой – неожиданно для меня прозвучали ее слова.
— Вы и так умная! Ну да ладно посмотрим.
— Ну, вот и прекрасно! А сейчас будем набираться ума по-другому.
Она зачерпнула горсть грязи и провела рукой по моему плечу.
От неожиданности я обалдела.
-Смотри, ты же самая чистая оказываешься у нас. Девочки! Девочки! Бегите сюда! Смотрите, какая наша Танюша чистая! — закричала наша училка.
— Ну, вы тоже пока не познали прелесть грязи. – С этими словами я резко дернула ее за руку и она, потеряв равновесие, упала лицом вниз. Пока она протирала глаза, подбежавшие девчата повалили меня на землю, и стали забрасывать грязью. Месили ее на моем платье.
Когда на твоем теле ощущаешь несколько рук, которые прикасаются к тебе, ласкают тебя, сами того не замечая теребят груди, живот. Ты начинаешь волей-неволей возбуждаться. Что и произошло со мной.
Я закрыла глаза. Постаралась максимально расслабиться. Ногами подгребла в район писи побольше грязи, что бы можно было ее ощущать еще острее сжала ноги.
Скоро судороги оргазма сковали мое тело.
И только голос Марты Эрастовны прозвенел как гром среди ясного неба
— Девочки! Девочки! Смотрите, да она же кончает.
— Ну зачем же так орать! Уже кончила. Девочки спасибо большое за удовольствие – сказала я, вставая, как немного отдохнула от оргазма.
— Тошева! Ну, ты даешь! – обалдело смотрели на меня мои подруги, вместе с нашей училкой.
Только она нашла что сказать:
— Вот! Девочки, учитесь! Вот так становятся отличницами.

Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s